Я не согласен ни с одним словом, которое вы говорите, но готов умереть за ваше право это говорить... Эвелин Беатрис Холл

независимый интернет-журнал

Держись заглавья Кругозор!.. Наум Коржавин
x

Самые интересные факты и курьёзы об африканских львах 

Опубликовано 1 Февраля 2024 в 06:27 EST
Обновлено 8 Февраля 2024 в 05:49 EST

Аким Знаткин
...Трансваальский Зверь-Людоед, называемый ещё и Ночным Злым Духом или же Злым Демоном Ночи,  казался заговорённым или же каким-то сверхъестественным существом, ведь он не прикасался к разбросанным повсюду кускам отравленного мяса, преодолевал высокие колючие изгороди вокруг стойбищ коренных африканцев и загонов для их скота и даже умудрялся обходить стороной расставленные фермерами хитроумные капканы и ловушки, нападая на людей и домашний скот в основном по ночам.
Гостевой доступ access Подписаться
 

Степень родства варварийских львов с огромными капскими львами и отличительные особенности этих великолепных хищников

Из предыдущей части этой статьи вы уже узнали, что древним грекам и римлянам были известны два основных подвида европейских львов: Panthera leo europaea (европейский средиземноморский горный лев) и Panthera leo tartarica (европейский  степной лев), которого ещё в античных письменных источниках называли киммерийским или понтийским львом. В этой же первой части статьи вы ознакомились с основными гипотезами происхождения льва, как зоологического вида, с главными движущими силами львиных миграций на другие континенты, а также и с очень трагическими причинами  и обстоятельствами  сокращения  численности этих животных на просторах Азии, всё это на примерах некогда очень распространённого азиатского подвида Panthera leo  persica и совсем небольшой ближневосточной популяции некогда многочисленных  варварийских львов. К тому же, вы узнали и об очень остром и длительном  соперничестве сравнительно небольших азиатских львов  с куда более крупными и доминирующими левантийскими львами, а также и о самой что ни на есть близкой степени родства варварийских львов с европейскими средиземноморскими львами тех далёких времён, вплоть до того, что некоторые учёные-зоологи считают, что эти хищники являются представителями одного и того же подвида, обитавшего чуть ли не на всём побережье Средиземного Моря.

Тут следует непременно уточнить, что североафриканский варварийский лев является не только ближайшим родственником  упоминаемого в древнегреческих и древнеримских письменных источниках средиземноморского европейского горного льва, но и главным связующим звеном между современными африканскими и азиатскими львами, а также и между всеми сохранившимися на данный момент подвидами африканского льва. Более того,  эти же берберийские или варварийские львы являются главным  связующим звеном между сохранившимися и уже вымершими подвидами африканских львов. При этом, согласно последним научным исследованиям, степень этого генетического родства может быть весьма дифференцированной, от очень близкой до очень отдалённой, и это вне зависимости от расстояний между их традиционными ареалами обитания в Африке или в Азии, а также и от других географических факторов. 

Так, например,  углублённые научные исследования на уровне митохондриального ДНК показали, что  самым близким "генетическим родственником" североафриканского варварийского льва является не кто-нибудь из его ближайший соседей (например, его меньшие "двоюродные братья-близнецы” - эфиопский Panthera leo nubica и очень похожий на него сомалийский Panthera leo somaliensis), а самый что ни на есть огромный и почти совершенно черногривый Капский лев (Panthera leo melanochaita). И это при всём при том, что традиционный ареал обитания этого истреблённого ещё в середине XIX века великолепного хищника находился не где-нибудь поблизости или же чуть южнее пустыни Сахара, а в самых что ни на есть географически отдалённых провинциях Кейп и Натал, на территории нынешней Южно-Африканской Республики. 

Таким образом, ареал обитания этого очень большого черногривого Капского льва находился на южной оконечности Чёрного Континента, то есть на расстоянии около 8000 километров от ареала обитания темногривого берберийского или варварийского льва, который, как известно, властвовал не только в засушливых саваннах античной Северной Африки, но и в нескольких очень труднодоступных средиземноморских горных регионах, таких, например, как очень высокие горы Атлас и Риф в Марокко,  горные хребты Ксур и Амур в Алжире, скалистые горы Аурес в Тунисе, а также  и по всему пересечённому побережью Берберии, Ливии, Египта, Синая и всего Леванта, притом аж до южных и западных частей Малой Азии и всего побережья  Геллеспонта, Босфора  и Мраморного моря. 

Такой  неожиданный и парадоксальный результат генетических исследований порядком озадачил учёных, ведь митохондриальный код этих невероятно похожих и крупных африканских  подвидов оказался идентичным, и это несмотря на то, что их разделял огромнейший  континент с очень большими географическими преградами  в виде густых  и труднопроходимых экваториальных лесов и очень больших и засушливых пустынь. Другими словами, представители этих двух тяжеловесных и очень похожих друг на друга царственных подвидов  не имели фактически никакого контакта на протяжении очень многих тысячелетий, будучи давно разделёнными не только разными климатическими   поясами  и огромными географическими расстояниями,  но и самыми непреодолимыми для них естественными преградами. И что не менее важно в этом случае, митохондриальный код этих двух больших темногривых подвидов очень существенно отличается от митохондриальных генетических  кодов других африканских и азиатских львов.  

Однако дальнейшие филогенетические анализы показали, что современные популяции африканских львов тесно связаны на генетическом уровне как с североафриканским варварийским львом, так и с его почти столь же крупным черногривым южноафриканским собратом с Капского полуострова, что у самого мыса Доброй Надежды. Правда, далеко не в одинаковой степени и не на одном и том же уровне генетической совместимости. И что самое что ни на есть интересное и  удивительное в этой хитрой и запутанной головоломке, при всей идентичности их митохондриального генетического кода и просто удивительной схожести их физических параметров, каждый из этих двух темногривых львов-супертяжеловесов сумел обзавестись довольно многочисленной " генетической роднёй", притом не только поблизости их традиционного ареала обитания, но и в самых географически отдалённых от них частях Восточной, Центральной или Западной Африки. 

Таким образом, самые известные западноафриканские подвиды, такие, например, как Panthera leo senegalensis и Panthera leo bleyenberghi, а также и уже упомянутые нами меньшие "двоюродные братья-близнецы” - Panthera leo nubica и Panthera leo somaliensis, которые обитают в северо-восточной Африке, оказались намного крепче "привязанными" именно к впечатляющему своими размерами североафриканскому варварийскому льву,  в то время как все подвиды Восточной и Центральной Африки, такие как  Panthera leo azandica, Panthera leo krugeri, Panthera leo  vernayi, Panthera leo nyanzae и великолепнейший Panthera leo massaica были самыми близкими родственниками почти столь же большого и тяжеловесного южноафриканского капского льва.

 И, что не менее важно, интересно и удивительно, в каждом отдельном  случае такого генетически обусловленного кровного родства средние размеры североафриканских и южноафриканских больших темногривых  львов значительно превышают средние размеры их  младших "двоюродных братьев" из других африканских  ареалов. По мнению учёных-зоологов, это прямо указывает на то, что именно эти архетипические и  внушительные большегривые исполины африканского континента, чьи митохондриальные генетические коды абсолютно идентичны, а остальные морфологические особенности почти одинаковы, и являются родоначальниками и прародителями современных  подвидов африканских львов. И не только африканских, ведь южно-азиатский индийский лев тоже оказался довольно близким генетическим родственником своего ближайшего североафриканского соседа - куда более крупного ваварийского левантийского льва.

Тем не менее, при всей идентичности митохондриального генетического кода и просто удивительной схожести их физических параметров, каждый из этих двух  родоначальников и прародителей современных  подвидов африканских львов обладал некоторыми свойственными только ему одному отличительными особенностями. Так, например, согласно совсем немногочисленным мемуарам и свидетельствам охотников за самыми ценными кинегетическими трофеями, а также и очень редким и интересным описаниям учёных-зоологов XIX века, первое, что бросалось в глаза при встрече с представителями этих самых больших  североафриканских и южноафриканских львов, — это их огромнейшие по сравнению с представителями других подвидов физические размеры и, конечно же, чрезвычайно объёмные гривы!

  

И действительно, будучи необычайно крупными, массивными и тяжеловесными хищниками, эти великолепные африканские львы очень значительно превосходили всех своих меньших собратьев, населяющих другие регионы Африки и Азии, а их объёмные гривы были, конечно же, гораздо больше и темнее чем у остальных. Так кто же из этих двух темногривых исполинов был больше и тяжелее, и могут ли их размеры и масса тела служить сразу же бросающимися в газа отличительными признаками и различиями между ними?

На этот вопрос в настоящее время очень трудно ответить,  ведь речь идёт о двух давно вымерших подвидах африканских львов. Если же начинать с черногривого южноафриканского  льва, следует иметь в виду, что согласно официальным данным Лондонского зоологического общества, последний капский лев в провинциях Кейп и Натал, что на южной оконечности Чёрного Континента, был убит ещё в 1858 году. Тушу этого последнего в регионе черногривого зверя-самца официально взвесили и измерили на более чем радостном торжестве по этому поводу, в присутствии  представителей местных властей, и, как оказалось, она весила 272 кг. Размеры туши были не менее впечатляющими, так как её длина от кончика носа до кончика хвоста составляла 318 см, а высота в холке - 114  см. 

Тем не менее это далеко не самый крупный официально зарегистрированный и признанный охотничий трофей южноафриканского капского льва. Куда более крупный хищник этого же капского подвида был застрелен в 1863 году в соседнем Трансваале, в результате одной из самых больших охотничьих облав. И на этот раз не обошлось без всеобщего ликования местных буров по этому поводу, конечно же, с очень дотошными повторными измерениями и взвешиваниями всех туш, так как был истреблён не один-единственный хищник, а самый последний в этом регионе прайд черногривых капских львов, состоящий из одного крупного самца, одиннадцати куда менее крупных самок и восьми львят самых разных размеров и веса. Согласно официально зарегистрированным данным, вес туши самца составлял 309 кг, и это при всём при том, что это был не просто разжиревший в неволе лев, а очень даже молодой и стройный дикий хищник с прекрасно обтекаемыми мускулистыми формами и очень большой чёрной гривой. А размеры его туши были под стать его зарегистрированной массе тела: длина от кончика носа до кончика хвоста составляла 337 см, а высота в холке - 121  см. 

Что касается физических параметров львиц этого последнего прайда южноафриканского капского льва, самая крупная из них весила не меньше 248 кг, что совсем незначительно превышает средний вес впечатляющих своими размерами львов-самцов  африканских  саванн. Согласно тем же протоколам официального взвешивания и измерения, длина её тела от кончика носа до кончика хвоста составляла 302 см, а высота в холке - 109  см., что также очень незначительно превышает средние размеры тела львов-самцов из других подвидов африканских  саванн, не считая, конечно, упомянутого нами   варварийского льва. И что, не менее важно и примечательно, все физические параметры остальных десяти капских львиц оказались немного выше, то есть вполне сопоставимыми со средними физическими параметрами львов-самцов из других  африканских  подвидов африканских  саванн, кроме того же варварийского льва, при этом очень значительно превышая все физические параметры их куда менее крупных самок. Таким образом, получается, что даже самки южноафриканского капского льва могли быть крупнее впечатляющих своими размерами львов-самцов  африканских  саванн, что, по правде говоря, очень удивительно, особенно если иметь в виду, что у львиного племени проявляется очень  ярко выраженный половой диморфизм, в смысле того, что, как правило, самцы намного крупнее самок.

Однако мы не можем считать, что это были максимальные физические параметры для данного южноафриканского подвида, ведь это были последние капские львы в Южной Африки, которые никак не могли быть самыми крупными и тяжёловесными из всех столь бездумно истреблённых черногривых хищников. Тут следует иметь в виду, что этих великолепных черногривых львов просто тупо отстреливали на протяжении почти двухсот лет и никто не заморачивался никому не нужными официальными взвешиваниями и измерениями. Ведь для европейских колонистов южноафриканский капский лев был не ценным охотничьим трофеем или же одним из самых великолепных творений природы, а самым ненавидимым хищником-вредителем, который представлял самую большую опасность  для всё более многочисленных стад крупного и мелкого рогатого скота.

 К тому же, капские львы  охотились не только на местных зебр, жирафов, бегемотов, носорогов и бородавочников, но и на все виды очень ценных для белых колонистов антилоп, от куду и гну, до импала и антилоп Томпсона, чье вкусное и нежное мясо было чуть ли не ежедневным  деликатесом всех жителей  городков  и ферм Южной Африки. Но, как бы странно это ни звучало, главная проблема состояла в том, что капские львы  охотились и на крупных и очень многочисленных капских буйволов, чьё мясо не особенно ценилось избалованными белыми жителями Южной Африки  из-за её более чем специфического запаха и характерного мускусного  привкуса, а также из-за её излишней жёсткости и волокнистости. 

Суть проблемы состояла в том, что столь дешёвое и легко добываемое белыми охотниками буйволиное мясо было самым ценным экспортным товаром местных фермеров-буров.  Во первых, буйволятина шла на экспорт, как самая что ни на есть ценная дичь для менее требовательных и привередливых коренных жителей северо-западной Африки и засушливых южных регионов Сахары, где эти крупные травоядные животные не водились совсем. Во вторых, это мясо закупалось правительством и адмиралтейством Великобритании - в основном для сухопутной армии и для военно-морского флота, а также и для её последующей оптовой продажи коммерсантам из больших и перенаселённых трущоб Лондона и других крупных английских городов. В третьих, заправилы очень могущественной и сказочно-богатой Ост-Индской компании закупало буйволятину для своей трёхсоттысячной частной армии местных сипаев-индийцев, которых использовали в качестве пушечного мяса в разных колониальных войнах Великобритании.

 Окрылённые многообещащим спросом на этот товар, предприимчивые британские торговцы и судовладельцы закупали буйволятину очень большими партиями, в копчёном, маринованном или солённом виде, что обеспечивало стабильные дополнительные доходы бурским фермерам-охотникам и их  многодетным семьям, следовательно они были заинтересованы в истреблении капских львов всеми возможными средствами, от отравленного мяса, до самых хитроумных медвежьих капканов и разного огнестрельного оружия. Более того, истребление этих черногривых львов проводилось методично и организовано, при помощи крупномасштабных облав, в которых были задействованы не только фермеры-буры, но и воины некоторых созных местных племён Южной Африки.

В таких условиях, европейским колонизаторам понадобилось чуть меньше двухсот лет, чтобы окончательно покончить с самыми крупными львами Южной Африки, которые, как установили учёные, являлись родоначальниками или прародителями более половины африканских львиных подвидов. 

И, что не менее досадно, европейские зоологические сообщества не сделали ровным счётом ничего, чтобы обеспечить сохранение генофонда этого ценного и великолепного подвида хотя бы в неволе. Зоологическое общество Лондона и Парижское зоологическое общество ограничились тем, что приобрели по одному самцу черногривого капского льва, которых выставляли столичной публике в очень тесных клетках в ботанических садах этих городов, как  своего рода диковинку. А с появлением первых настоящих зоопарков, эти редчайшие хищники были просто выставлены на аукцион и проданы с молотка, после чего их следы окончательно затерялись.

Итак, бездумное и совсем нелепое истребление одного из самых  ценных подвидов африканского льва завершилась ещё до того, как европейские зоологи сочли необходимым сделать хоть что-нибудь для его сохранения в неволе или в дикой природе Южной Африки. Вследствие этого, на данный момент от этих великолепных хищников не осталось ничего кроме одного ещё не совсем полного скелета, нескольких продырявленных пулями черепов, трёх чучел взрослых львов-самцов и одного чучела двухлетнего детёныша, всё это в разных музеях естествознания в Нидерландах, Англии, Швеции, Трансваале, Франции и Чехии. Однако даже эти редчайшие останки черногривого капского льва впечатляют своими совсем необычными  размерами, очень значительно превышая размеры скелетов, черепов и чучел других африканских львов, не считая, конечно, упомянутого нами   варварийского льва. А тем временем их огромный традиционный ареал обитания в Южной Африке был занят другими подвидами восточноафриканских львов, в основном представителями Panthera leo massaica, которых с недавнего времени стали называть  Panthera leo krugeri, а самых впечатляющих из альфа-самцов этого подвида -  большими темногривыми трансваальскими львами. 

Тут следует заметить, что большими темногривыми трансваальскими львами их назвали неспроста. Учёные обратили внимание на то, что в общей массе желтогривых трансваальских львов выделяются именно темногривые альфа-самцы, которые, как правило, значительно крупнее  и гривастее всех восточноафриканских львов, а также и на то, что их жёлто-янтарные глаза приобрели со временем довольно-таки заметный зеленоватый оттенок, который также отличает их от своих куда менее крупных желтогривых сородичей. По мнению учёных, это, в первую очередь, свидетельствует о том, что  представители восточноафриканского подвида Panthera leo massaica стали занимать ареал обитания южноафриканских капских львов ещё до того, как последние представители этого подвида были  истреблены бурскими фермерами, следовательно их естественное скрещивание вероятнее всего имело место быть. Другими словами, учёные предполагают, что определённая часть генов вымерших капских львов  передалась и так называемым  большим темногривым трансваальским львам. Ведь, по очень многочисленным свидетельствам охотников и учёных-зоологов XIX столетия, одно из главных и по своему уникальных отличительных  особенностей всех капских львов состояла в том, что у них были блестящие глаза изумрудного цвета, которые даже при свете луны и звёзд, отсвечивали в темноте очень яркими зелёными огоньками, что, кстати, очень помогало отстреливать их по ночам.

Другим важным отличительным признаком южноафриканских капских львов были их совершенно чёрные уши, которые, к  тому же, были уникальной формы, однако и тут оказалось, что так называемые большие темногривые трансваальские львы имеют немного схожие и лишь частично чёрные уши. Это опять-таки свидетельствует о том, что они вполне могут быть результатом естественного скрещивания последних южноафриканских капских львов с проникшими на их традиционный ареал обитания представителями подвида Panthera leo massaica. 

Что касается максимально возможных размеров и массы тела этих явных гибридов подвида южноафриканского капского льва с подвидом Panthera leo massaica, абсолютный рекорд первой половины XX века принадлежит громадному черногривому льву-людоеду застреленному в 1936 году недалеко от Гекторспрута в Восточном Трансваале. Этот кровожадный хищник стал грозой всего южноафриканского края, а число человеческих  жертв среди белых фермеров и охотников достигло семнадцати человек.  Однако, по каким-то ещё неизвестным на тот момент причинам, большинство человеческих  жертв были представителями племени Ама-ндебеле,  местной народности группы нгуни,  которые питали к этому хищнику прямо-таки мистический ужас, называя его Ночным Злым Духом или же Злым Демоном Ночи. Точное число человеческих жертв среди этих коренных африканцев неизвестно, однако согласно некоторым сообщениям европейской и  американской прессы того времени, опубликованным ещё задолго до  того как этого льва-людоеда удалось обезвредить, речь шла по меньшей мере о 70-80 мужчин, женщин и детей.  

  Весь этот кровавый ужас продлился больше полутора лет, а так называемый Трансваальский Зверь-Людоед продолжал свирепствовать, как ни в чём не бывало, притом не в каком-то одном определённом районе, а практически по всей очень обширной территории Восточного Трансвааля, которая, кстати, больше площади большинства европейских стран. Но главная проблема состояла в том, что это был очень мощный лев-одиночка, который мог без проблем пересекать территории других альфа-самцов или львиных прайдов, к тому же это был совершенно свободный хищник без своего прайда и какой-то своей определённой территории, которую требовалось бы защищать и оберегать от соперников из львиного племени, а также и от хищников-конкурентов. Таким образом, на такой огромной территории Восточного Трансвааля такого одинокого и вечно блуждающего льва-людоеда было почти невозможно найти и обезвредить, тем более, что он не задерживался на "месте преступления" или же где-нибудь поблизости, бесследно исчезая после того, как утолял свой голод очередной жертвой,  будь то домашнее животное или человек какой угодно расы.     

Доведённые до отчаяния местные фермеры неоднократно писали петиции, обращаясь то к местным, то к региональным колониальным властям, а те, в свою очередь, устроили девять крупномасштабных облав с участием сотен британских солдат, местных полицейских и даже трёх лёгких самолётов, для обнаружения хищника с высоты. Однако, несмотря на все эти усилия и крупномасштабные  облавы, лев-людоед оставался неуловимым и продолжал терроризировать коренных африканцев и белых фермеров-буров ещё пуще прежнего. Более того, после того как убил и съел ещё 13 или 14 коренных жителей из той-же трансваальской народности Ама-ндебеле,  этому неуловимому и кровожадному хищнику  удалось растерзать ещё и  трёх бедолаг-фермеров, которые решились пойти по его следам вместе со своими тремя охотничьими собаками.

 И действительно, Трансваальский Зверь-Людоед, называемый ещё и Ночным Злым Духом или же Злым Демоном Ночи,  казался заговорённым или же каким-то сверхъестественным существом, ведь он не прикасался к разбросанным повсюду кускам отравленного мяса, преодолевал высокие колючие изгороди вокруг стойбищ коренных африканцев и загонов для их скота и даже умудрялся обходить стороной расставленные фермерами хитроумные капканы и ловушки, нападая на людей и домашний скот в основном по ночам. Число человеческих жертв росло день ото дня и уже давно перевалило  за сотню, но никто из местных охотников или фермеров не мог его остановить. Ситуация изменилась только после того, как местные власти обратились к самым известным охотникам на крупных кошачьих, обещав им большое для того времени денежное вознаграждение - 30 000 фунтов стерлингов. 

Вознаграждение было действительно очень-очень привлекательным, ведь  стоимость и покупательная способность тогдашнего фунта стерлингов была в десятки раз больше чем сейчас. И, как и следовало ожидать, на это столь заманчивое предложение откликнулись не только сотни местных охотников и фермеров-буров, но и самые известные охотники за ценными кинегетическими трофеями из разных стран. Среди них был и Леннокс Андерсон - один из самых знаменитых в то время охотников на львов и тигров, которому и удалось сорвать этот великолепный куш. Но как же ему это удалось вопреки тому, что его соперниками были не только местные охотники и фермеры, но и самые известные охотники за ценными кинегетическими трофеями из разных стран?

Как явствует из его охотничьих  мемуаров, ему это удалось благодаря тому, что его стратегия и тактика охоты на этого  опасного льва-людоеда были самыми что ни на есть рассудительными и хорошо продуманными. В отличие от всех своих именитых соперников, которые сразу же устроили своего рода большие гонки за львом по всему  Восточному Трансваалю,  Ленокс Андерсон решил, что не стоит гоняться  за этим кровожадным хищником по такой огромной территории, ведь это было почти столь же бесполезно и бессмысленно, как искать ветра в поле или же маленькую иголку  в большой скирде сена. Будучи в высшей степени организованным, методичным и последовательным человеком, он пошёл другим путём и первых делом собрал и тщательно обработал всю доступную на тот момент информацию об этом хищнике-людоеде и о его нападениях на людей и домашний скот. Для того, чтобы получить как можно больше необходимой ему информации он обратился не только к местным и региональным колониальным властям, но и к  членам семей растерзанных львом белых фермеров. Ленокса Андерсона в первую очередь интересовали точные даты атак на людей и на фермерские хозяйства, а также и все связанные с этими атаками подробности. 

И, что самое главное, он не побрезговал посетить все стойбища и селения  племени Ама-ндебеле,  местной народности группы нгуни, которые, как ему стало известно, пострадали больше всего от нападений этого кровожадного зверя. При помощи сопровождающего его переводчика, он обратился к этим коренным жителям с теми же вопросами, чтобы узнать точные даты атак на все эти совсем небольшие селения, а также и все связанные с этими нападениями подробности. А ещё, он очень хотел понять, почему львиная доля всех этих кровавых и безжалостных атак приходилась именно на "столицу" этого племени, то есть самое  большое селение народности Ама-ндебеле, которое было расположено к северу от Гекторспруита, совсем небольшого фермерского городка на самом южном притоке реки Крокодил в Мпумаланге.

Его усилия в этом направлении не были напрасными и оправдали себя целиком и полностью. Из разговоров с коренными жителями и старейшинами этих селений Леннокс Андерсон узнал много чего интересного об обычаях и традициях этого племени, особенно о кощунственной и неприемлемой для них традиции ритуального убийства львов, которую снова попытался ввести так называемый "верховный лайбон" (шаман и колдун-целитель) племени Ама-ндебеле. А ещё он узнал, что попытка возрождения этой старинной традиции времён правления кровавого Чака-ка-Сензангакона, которого вовсе не зря называли африканским Чингиз-Ханом, была связана с самой ожесточённой борьбой за власть внутри этой южно африканской народности нгуни.

Но об этой кровавой и безжалостной традиции и о всех хитросплетениях ожесточённой борьбы за власть  между вождями и старейшинами с одной стороны и так называемым "верховным лайбоном" и его главными  приспешниками с другой стороны вы узнаете в продолжении этой большой статьи. И, конечно же, Вы узнаете и о том, как самый огромный черногривый лев, которому поклонялось это племя, считая его тотемом и ””Добрым и Мудрым  Охранителем их стад, стал их злейшим врагом-мстителем, а также и врагом всех белых фермеров Восточного Трансвааля. Другими словами, вы узнаете, почему этот ”добрый и мудрый лев”, который раньше не трогал ни пастухов, ни их стад, вдруг возненавидел всех представителей рода человеческого и стал им очень кроваво мстить за свой полностью истреблённый прайд.

В связи со всеми этими совсем неожиданными для него обстоятельствами, знаменитому охотнику за трофеями Ленноксу Андерсону придётся принять очень непростое для себя решение...

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

Не пропусти интересные статьи, подпишись!
facebook Кругозор в Facebook   telegram Кругозор в Telegram   vk Кругозор в VK
 

Слушайте

 

Читайте также

СТРАНСТВИЯ

Среди Земного Моря. Cтранствие с Востока на Запад в эпоху Большой Эпидемии и Великой Войны. Египет, часть первая

На пороге этого Библейского Ада люди создали Рай. Рукотворный Эдем! Город Шарм-эль-Шейх (в переводе с арабского «залив царей») за считанные годы превратился в настоящую Мекку для туристов со всего мира. Тридцать тысяч его жителей проживают в дворцах, как будто созданных сказочными джиннами «Тысяча и одной ночи». В самих отелях и корпусах курортов царит и прохлада, и изысканный сервис. Беломраморные строения вызывают восторг фантастической архитектурой. Дороги, соединяющие микрорайоны – идеальные и с точки зрения украинца и даже среднего европейца.

Виталий Цебрий май 2024

СТРОФЫ

Стихи-2024 (4)

Во сне всё чаще вижу книги,
Те, не написанные мной.
Они как цепи и вериги,
Как зверь, что гонится за мной.
Как много жизнь дала сюжетов,
Как мало их сумел я взять.
Нет даже смутных силуэтов…
Кто мог так ловко их изъять
Из памяти. А где герои?
Они ведь ждали много лет,
Что их куда-нибудь пристрою.
Простыл и их реальный след.

Валерий Румянцев апрель 2024

ПРОЗА

Здрасьте, кума Настя, Америка!

Первые еврейские беженцы из России сразу в Америку не попадали. Их туда не пускали. Началось это более ста лет назад. Всех привозили на Эллис Айлэнд- небольшой остров, расположенный недалеко от Нью-Йорка. Здесь были не только евреи, но и итальянцы, украинцы, поляки. Основная цель начальной изоляции – карантин…

Анатолий Стеклов март 2024

ИСТОРИЯ

САМЫЕ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ О ВЛАДЕ ДРАКУЛЕ

Валашский князь-господарь и воевода Влад III Басараб, больше известный широкой публике как Влад Дракула, является одной из самых сильных и ярких фигур европейского средневековья, человеком великой и трагической исторической судьбы, очень мощной, противоречивой и неоднозначной во всех смыслах и отношениях личностью. И, если вдуматься, это действительно так, ведь Влад Дракула был очень спорной и амбивалентной личностью, вызывающей двойственные и противоречивые чувства.

Аким Знаткин март 2024

ОСТРЫЙ УГОЛ

F-16: последняя надежда Зеленского

Ветерана бесчисленных локальных войн теперь настойчиво приглашают в Украину…

Сергей Дяченко май 2024

ДИАЛОГ

Говорят в падающем самолете атеистов нет

С Яшей у нас оказалось много общего. Мы почти ровесники. До эмиграции мы жили в одном и том же городе, "болели" за одну и ту же футбольную команду, отслужили в рядах советской армии, закончили институты, женились с разницей в один год, и родили двух детей с той же разницей в возрасте… У нас существует одно существенное различие, в Америке Яша стал демократом, а я разделяю взгляды республиканцев.

Павел Балибар май 2024

БОЛЬ ДНЯ

Чудище обло, озорно, стозёвно и... лаяй!

…у меня в памяти постоянно всплывают разрушенные в хлам улицы и этот трупный запах... Не могу от этого избавиться, от навязчивой картины...

Виталий Цебрий май 2024

ИЗ ЖУРНАЛИСТСКОГО ДОСЬЕ

Сокровище Ост-Индской компании

Путешественник, посетивший Молуккские острова в середине XIX века, писал: «… Почти вся земля на них засажена мускатными деревьями растущими под сенью зарослей канарейных деревьев. Легкая вулканическая почва, тень и повышенная влажность вполне благоприятны для мускатных деревьев, не требующих здесь не только удобрения, но и практически никакого ухода. Круглый год здесь можно найти цветы и зрелые плоды.

Андрей Мазур май 2024

НОВЫЕ КНИГИ

Мифы, легенды и курьёзы Российской империи XVIII–XIX веков. Часть четвертая

Вышедшее из употребления слово «шаромыжник».

А. С. Грибоедов: «У кого много талантов, у того нет ни одного настоящего».

Исторические анекдоты. Граф Вильегорский и тёплая вода с лимоном для полоскания рта.

Игорь Альмечитов май 2024

Держись заглавья Кругозор!.. Наум Коржавин

x

Исчерпан лимит гостевого доступа:(

Бесплатная подписка

Но для Вас есть подарок!

Получите бесплатный доступ к публикациям на сайте!

Оформите бесплатную подписку за 2 мин.

Бесплатная подписка

Уже зарегистрированы? Вход

или

Войдите через Facebook

Исчерпан лимит доступа:(

Премиум подписка

Улучшите Вашу подписку!

Получите безлимитный доступ к публикациям на сайте!

Оформите премиум-подписку всего за $12/год

Премиум подписка