Я не согласен ни с одним словом, которое вы говорите, но готов умереть за ваше право это говорить... Эвелин Беатрис Холл

независимый интернет-журнал

Держись заглавья Кругозор!.. Наум Коржавин
x
ноябрь 2007

ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА

Говорит Виктор ГИН, один из ведущих поэтов-песенников СССР 75-90-х гг 
Около 250 его песен вышли на более чем 80-ти пластинках. Эти песни хорошо знакомы любителям эстрадной музыки: берущие за душу «Поговори со мною, мама», «Зорька алая», «Дарите женщинам цветы», «Не было б любви...» и многие, многие другие. Их исполняли Валентина Толкунова и Ирина Понаровская, Иосиф Кобзон и Анна Герман, Валерий Ободзинский, Сергей Захаров, Эдуард Хиль, Эдита Пьеха, Валерий Леонтьев, Игорь Николаев и другие «звёзды» советской и нынешней российской эстрады.

Около 250 его песен вышли на более чем 80-ти пластинках. Эти песни хорошо знакомы любителям эстрадной музыки: берущие за душу «Поговори со мною, мама», «Зорька алая», «Дарите женщинам цветы», «Не было б любви…» и многие, многие другие. Их исполняли Валентина Толкунова и Ирина Понаровская, Иосиф Кобзон и Анна Герман, Валерий Ободзинский, Сергей Захаров, Эдуард Хиль, Эдита Пьеха, Валерий Леонтьев, Игорь Николаев и другие «звёзды» советской и нынешней российской эстрады.
Имя поэтов-песенников, к сожалению, зачастую остаётся в тени. Задушевные песни на стихи Виктора Гина люди помнят, и через много лет продолжают с удовольствием слушать и петь. Не это ли самое главное?
Такое удовольствие вскоре получат и жители Бостона, пришедшие на встречи с поэтом. Как получили многие другие благодарные слушатели в разных странах.
А сейчас — слово самому Виктору ГИНУ.

Родился я в Гомеле, в Белоруссии, в семье учителей: мать преподавала немецкий, отец — математику. В 1939-ом отца послали в город Белосток директором школы, и оттуда он 21 июня 1941 года уехал в Ленинград на совещание. На следующий день, как известно, началась война.

Вскоре дошли слухи, что отец погиб в поезде, который разбомбили по дороге, и мама со мной и с братом (мне было два года, брату — четыре) стала пробиваться к родным в Гомель. Это «пробивание» затянулось на полгода и когда мы появились в Гомеле, там уже переписали всех евреев. Мама моя бежала с нами на вокзал и, пользуясь хорошим немецким, уговорила коменданта товарного состава с лошадьми взять нас в поезд. Таким образом, мы удрали от верной смерти (всех моих родных, оставшихся в городе, расстреляли). Но мы попали в оккупированный фашистами Орёл, и, скрываясь от гестапо, прожили там три года. То есть мы — выходцы с «того света».

Когда Орёл был освобождён, мы вернулись в Гомель, где нас разыскал отец, работавший после контузии в Оренбурге. И мы, счастливо воссоединившись, переехали в Ленинград, где и прошла вся моя сознательная жизнь. Там я закончил школу, Финансово-экономический институт, Филфак Университета и работал инженером-экономистом, совмещая эту деятельность с преподаванием литературы в одном из вузов города.

Стихи я начал писать ещё в школьные годы, но профессионально окреп к 60-м годам. Стихи печатались в журналах «Юность», «Нева», «Смена», в коллективных сборниках, в «Дне поэзии». Подумывал о первой книжке. Но в 1968-ом посадили за стихи в психиатрическую больницу КГБ моего близкого друга — поэта Николая Данилова, и мы — 12 его друзей — прошли по его процессу через Большой Дом. Я, очевидно, попал в «чёрный список», т. к. был выкинут из всех изданий. А мне в те годы много писалось, но некуда было девать результаты творческого труда. И стал я потихоньку ходить на песенную секцию Союза композиторов (благо, у меня хороший музыкальный слух) и писать с молодыми авторами первые песни. Однажды на этой секции я познакомился со студентом второго курса Консерватории. Звали его Владимир Мигуля (сегодня его, к сожалению, уже нет в живых). Володя предложил мне написать стихи на музыку, которая у него уже была. Так появилась песня, впоследствии спетая молодой певицей Валентиной Толкуновой и ставшая очень популярной: «Поговори со мною, мама».

Эта песня открыла мне путь к сотрудничеству со многими ведущими композиторами страны. Так, например, я стал работать с известным молодым талантливым композитором Александром Морозовым, с которым написал не менее сотни песен, в т. ч. «Зорька алая», «Наливное яблочко» (пела Анна Герман), «Большой привет с Большого Бама» (пластинку с таким названием записал Эдуард Хиль).

С этой песней связана история получения мной квартиры в Ленинграде (до этого 28 лет мы большой семьёй жили в одной комнате в коммуналке), но об этом и о моём отношении к БАМу и гражданским песням я подробно рассказываю на своих авторских концертах.

Скажу только, что гражданская песня — жанр достаточно тяжёлый и не следует путать его с конъюнктурой. Воспевать красоту страны, её непостыдную историю — это одно, а воспевать вождей, партии — это другое. Мои гражданские песни исполнялись хорошими артистами и ансамблями, в том числе ансамблем Советской Армии им. Александрова. Помню, песня «Родная страна» попала на заключительный концерт для делегатов какого-то очередного съезда партии. Вдруг на репетиции концерта режиссёр заметил, что придётся объявлять: музыка Мовсесяна, стихи Гина, поёт Кобзон. Он был в ужасе и судорожно искал выход из положения. В конце концов он поставил на сцену группу балета, объявил, что исполняется вокально-хореографическая композиция, поёт Иосиф Кобзон.

Чего скрывать, приходилось сталкиваться с антисемитизмом повседневно, но грех жаловаться: более чем на 80 пластинках у меня вышли 250 песен, я был в обойме ведущих поэтов-песенников страны. В конце 80-х годов активно стало действовать пресловутое общество «Память». В школе, где училась моя младшая дочь, учитель истории читал «манифест» этой организации на уроках и призывал не дружить с моей дочерью, за которой стоит «мощная сионистская банда». В 90-м году мы с женой поняли, что возрождается фашизм, и надо спасать детей. Так мы уехали в Израиль.

Мы здесь уже 17 лет. Эмиграция далась нелегко: приходилось заниматься любой «чёрной» работой, сторожить. Но со временем всё утряслось. Я редактировал русскоязычную муниципальную газету в г. Кфар-Саба, жена работала по специальности — бактериологом, дочки закончили Иерусалимский университет и вполне самостоятельны. Сейчас постоянно живём в Иерусалиме.

Ностальгируем ли? А как же! Ностальгия — это память о хорошем прошлом, а его было много. Как я написал в одном из своих стихотворений, «я бежал не от России, я бежал от мракобесья». Ну, и, конечно, нередко думаю, что мог бы написать ещё много песен. Правда, честно говоря, на российской эстраде «поют и танцуют деньги» (по выражению одного из московских журналистов). Не хочется ни с кем работать. Но этот «нэповский» период пройдёт, люди пресытятся пошлостью и захотят свежести. Я в Израиле выпустил книгу стихов «Звёзды в траве» и недавно книгу стихов-песен «Подари на память песню», представляющую интерес для композиторов и исполнителей, в первую очередь.

Ещё о себе для справки. Занимался драматургией. На сценах многих театров России шёл и идёт мой детский мюзикл «Брысь, или Истории кота Филофея», артисты Мариинского театра пели в опере по моему либретто — «Амок», в портфеле ещё несколько пьес и либретто, ждущих своей очереди. Я — член Комитета литераторов России и Союза писателей Израиля. Постоянно выступаю с авторскими концертами в Израиле и других странах: Германии, Англии, России, в Америке. В моём новом багаже — кассеты и диски песен, написанных в Израиле.

Я прожил интересную жизнь: встречался с Булатом Окуджавой и Сергеем Образцовым, Всеволодом Рождественским и Михаилом Александровичем, Семёном Кирсановым и Ярославом Смеляковым, дружил с бардами: Клячкиным, Кукиным, Дольским, Городницким, хорошо был знаком со Жванецким и Александром Ивановым. Песни мои пели практически все ведущие мастера русской эстрады. Что говорить, я — человек счастливый.

Не пропусти интересные статьи, подпишись!
facebook Кругозор в Facebook   telegram Кругозор в Telegram

ПРОТИВОСТОЯНИЕ

Борьба за мировое лидерство или драка за планетарные ресурсы?
Борьба за мировое лидерство или драка за планетарные ресурсы?

Суть и смысл войны в Украине становятся понятными лишь с осознанием того, что она является эхом глобального кризиса. И что подобное эхо будет звучать в разных уголках Земли всё чаще и чаще…

Сергей Дяченко октябрь 2022

ИСТОРИЯ

«Герр полицай» какими были добровольные помощники Гитлера
«Герр полицай» какими были добровольные помощники Гитлера

Для поддержания «нового порядка» на оккупированных территориях у германского командования не хватало своих солдат. И тогда на службу во вспомогательную, а затем и в специальную полицию стали принимать местных коллаборационистов.

Сергей Кутовой октябрь 2022

55 ЛЕТ СО ДНЯ СМЕРТИ ЧЕ ГЕВАРЫ

Последний поход Че (поэма памяти Эрнесто Гевары)
Последний поход Че (поэма памяти Эрнесто Гевары)

Пока моё сердце бьётся,
Покуда тверда рука
Мне выбирать не придётся,
Дорога моя - борьба!

Сергей Дин октябрь 2022

Держись заглавья Кругозор!.. Наум Коржавин

x
Исчерпан лимит

Исчерпан лимит гостевого доступа

Пожалуйста, зарегистрируйтесь, чтобы получить безлимитный доступ к публикациям на сайте.

Регистрация беслатна и конфенденциальна

Регистрация

Уже зарегистрированы? Вход

или

Войдите через Facebook