Я не согласен ни с одним словом, которое вы говорите, но готов умереть за ваше право это говорить... Эвелин Беатрис Холл

независимый интернет-журнал

Держись заглавья Кругозор!.. Наум Коржавин
x
январь 2010

И КУРИЛ, И ЛГАЛ, И ТРАВУ ТОПТАЛ…

Грядет зима, а с нею перемены.
Из середины лета говорю:
нет ничего, на что не рухнут цены.
Но ты замерзнешь, если я сгорю.

Предвиденье нам облегчит утраты:
готовя сани летом, мы зимой,
когда б она ни вышла из засады,
не ныть оставим право за собой.

Еще найти возможность для надежды -
последнего не душного тепла,
и дальше жить, полезно и прилежно,
сославшись на усталость и дела.

* * *

Вот уже "золотые шары",
вот и яблоки оземь стучат.
Только хвостиком бывшей жары
может август сдержать листопад.

Интересно, что птицы летят,
фрукты зреют, а рыбы плывут -
совершенно, беспечно, шутя,
шелестят, и блестят, и поют.

Вот до осени здесь погостят -
и себя по домам разбредут.

* * *

Ну, скажи: "Это листья летят,
просто - листья", - и я замолчу.
Этим мимо летящим смертям
не до нас, мы им не по плечу.

Но ты плачешь и шепчешь: "Гляди,
скоро мы полетим, как они.
Жизнь тоскует, ей тесно в груди, -
объясни, успокой, обними!.."

Что могу я? Объятье - на миг,
и пустыня зимы - впереди.

 * * *

Оборванный листик вяза.
Теперь ему умирать.
Его я поставлю в вазу
и буду наблюдать.

Вот он потерял упругость,
взамен приобрел тряпичность.
Во взгляде моем округлость,
испуганность, околичность, -

первичность: пристальность взгляда,
деталь за деталью взяв,
теряет листочек вяза,
потом представленье "вяз".

Уходит из речи слово,
из памяти - образ… Нет!
Все так, но - еще раз, снова,
хотя бы весною! - Нет.

* * *

Знобило. Собака скулила во мгле.
Что значим мы с ней в ноябре на земле
холодным и сумрачным утром?
А мост через реку сегодня закрыт.
Ну что ж, поубавим блажной аппетит,
уж слишком парадно разубран.

Умолкни, собака. Будь сильной, река.
Ноябрьская мгла на земле глубока,
и мост в это утро свободен.
Я всех перечислил по нескольку раз.
Знобило. Знобит. Никого я не спас.
И дальше спасать безработен.

* * *

Ледостав на реке, да еще не достал
меж лопаток ложбинки под надкрыльем моста,
где "быки" размыкают теченье.
Глубина так маняще, пьяняще черна,
камень, брошенный сверху, пробирает до дна,
или - лунка. И все развлеченье.

Этот знак, поцелуй этот каменный - так
ранит тонкую корочку, зеркальце, лак
неокрепшего льда рваным нимбом,
что вода, камень падал отвесно когда,
долго держит над павшим полынью среди льда,
и утопленник смотрится в небо.

* * *

Когда твои пальцы коснулись моей ключицы,
не стало ни зренья, ни слуха, ни памяти, ни судьбы.
С тех пор этот жест в груди у меня, словно птица,
живет, и поет, и танцует, а кто ты - я позабыл.

Не стало - меня, и обморок ходит по свету,
болтает, глотает, гуляет, не обременен
ничем, кроме пальцев, которые сделали этот
ожог, и меня отличили от бабочки, видящей сон.

КТО МЕНЯ ДЕРЖИТ В РУКАХ

Кто меня держит в руках, того я и вещь.
Попробуй возьми ее, уйми, приспособь.
Я уже брал других, цеплялся, как клещ, -
нет, не удержишь, словно сквозь пальцы песок,
словно вода в решето, ускользает самая суть.
Бабочка так, едва в ладони замкнешь,
бьется - и вырвется - ты уж не обессудь:
мертвые крылышки - все, что приобретешь.
Впрочем, мы сами ищем, кто нас к рукам
может прибрать, и просимся на постой.
Каждый бывает спутником: кто - таракан,
кто - тень или боль. Но станет песком, водой.

* * *

Вы умерли, кто обещали мне
жизнь долгую и помощь, где устану.
Я не виню вас: этому обману
судьба с годами лишь расти в цене.
Уж я привык ладонью в пустоте, -
ладошкой бывшей, некогда привычной
доверчиво быть вложенною в те,
родные, руки, не косноязычной
в любви и вере. И теперь рука
уже моя давно ведущей стала,
и я уже - обманщик, и легка
задача мне - все возвращать к началу.
Звено в цепи, собой скрепляю я
"уже" с "еще" - нездешние края.

* * *

Скоротечно, как чахотка,
наше личное кино.
Жизни милая подлодка
погружается на дно,
следом тонет рваный невод
обольщений и страстей.
Нет ловцу отныне с неба
оглушительных вестей.

И когда сомкнутся волны
всех времен над головой,
можешь встать по стойке "вольно"
и утешиться судьбой.
Ну, финал,  -  зато к финалу
тем ты сказочно богат,
что любовь тебя искала,
что весною цвел твой сад.
Значит, был же ты на свете,
никому не помешал.
И по-прежнему в ответе
за тебя твоя душа.

* * *

Умирая, сказал: "Бросаю курить.
А также лгать и топтать траву.
И еще: петь и детей любить.
Не знаю, лучше ли, что умру".

А родился - спрашивать-то не стал:
хорошо ли, плохо ль, - у тех, кто был.
Правда, и пел, и детей любил,
и курил, и лгал, и траву топтал…


РЫЦАРЬ И СМЕРТЬ
 (упражнение в балладе)

1

Едет Рыцарь на коне и встречает Смерть.
Лес кругом, доска на пне: шахматы. -Пора? -
Рыцарь спрашивает Смерть. -Нет, я посмотреть,
не приглянется ль тебе древняя игра?

- Есть условия? - Одно: проиграв, умрешь,
если ж выиграть дано, то продолжишь путь.
-Что ж, играем. От судьбы, слышал, не уйдешь.
Ни упрека, ни мольбы не исторгнет грудь.

Рыцарь беден - конь да меч, Рыцарь одинок.
Если голову и с плеч - велика ль беда?
Ни жена, ни господин чарки не нальет,
он почти простолюдин, - что ж ему в бега?

Вот играют целый день. Рыцарю - фавор.
Глядь - пред ним обычный пень, ни души кругом.
Он не должен никому. Тушит он костер -
и в дорогу, а ему Смерть спешит вдогон.

Волю морокам давать, мучиться тоской -
лучше в шахматы играть, ставя жизнь на кон.
Едет Рыцарь на коне, статный, молодой.
Для такого что в цене? Воля, крепкий сон,

слава, взятая в боях, дружба, честь, любовь.
Скачет Рыцарь, не боясь, мир пред ним открыт,
на душе его легко, и играет кровь.
Топчет тень беспечный конь в четверо копыт.

2

Вот проходит столько лет, сколько Бог подал.
Рыцарь сыт, обут, одет, более того,
он обласкан королем, он любимец дам,
весел, счастлив и здоров, - все есть у него.

Графский титул, на щите - белая ладья,
у ее подножья тень, тень зубцами вниз,
сверху надпись: "Не бывать в мире двум смертям!",
и такая же печать, и на ней девиз.

Едет Рыцарь на коне по своей земле,
волочится по стерне, брошена, узда,
хоть морозно поутру, год свернул к зиме,
выпил Рыцарь на пиру, нет ему вреда.

Запевает песню он, что в походах знал:
"Если смерть спешит вдогон, лишь вперед смотри…"
Вдруг он слышит: "Оглянись! Не меня ль ты звал?
Раз - как в песне, два - девиз. Стало быть, я - три".

Конь как вкопанный стоит, Рыцарь протрезвел.
-Я не болен, не старик, никому не враг.
Что ты хочешь? -Посмотреть, как ты преуспел
в шахматах. -Но ты же - Смерть! -Смерть, как жизнь, - игра.

Вот играют, и реванш Смерть легко берет.
- Странно, - молвит Рыцарь наш, - был я молодой
и ничем не дорожил. Все теперь не в счет.
Первой смерти я служил, а умру - второй.

* * *

Фигуры на моей шахматной доске
пришли в движение в момент
моего появления на свет.

Сначала я лишь наблюдал дебют,
не вмешиваясь в игру, но уже
знал, что мои фигуры - черные,
и значит, я всегда должен
отвечать на чужие ходы.

Со временем, когда я понял правила игры,
она стала приносить мне
ни с чем не сравнимое удовольствие:
вот, это вечное разгуливание
на самом краю,
это скрытое напряжение,
этот привкус риска - везде опасность.

Я стал флиртовать с противником,
отвергать логику и лезть на рожон.
Думаю, это и сгубило меня.

Позже я обнаружил, что белые всегда
делали единственные ходы:
никакой спешки, ни одного промаха.
И они наступают.

Первоначальная паника
сменилась трезвым расчетом:
я научился находить свои
единственные решения.
Но было поздно: моя позиция
становилась все безнадежнее.

Теперь я лавирую из последних сил,
не знаю уж, из каких соображений,
и каждый ход - как сизифов шаг,
и скоро опять мне со стороны
следить, как эндшпиль моей партии
завершают мои доверенные лица:
дети, секунданты - или, совсем уж: врачи…

* * *

Всем этим пчелам и бабочкам несколько дней
осень добавила. Были б давно уже прахом
и под ногами бы множили мокрую гниль.
Эвон, летают, и крыльями плещут с размахом,
каждому данным. И листья желтеть не спешат,
в ветки вцепились и замерли. Лето застряло
на перепутье, не в силах решительный шаг
к выходу сделать, а может быть, просто упрямо.

Кто же не любит тепла, кто зимы предпочтет
долгие ночи, морозы и злые метели?
Только не те, кто сегодня цветет и поет, -
всех их ждет гибель в грядущей холодной постели.
Ну а покуда резвится и славно кишит
летняя жизнь, да и мы ведь с тобой перспективы
не различаем. Я тихо скажу: "Не спеши,
видишь, как пчелы и бабочки не суетливы".

БАРОККО

Еще летают осы, мухи,
клопы и божии коровки,
и пчелы роются в цветах,
ползет слизняк с ногой на брюхе,
и всё живет без остановки,
не отвлекаясь, просто так,

но входит осень: озирает
всю эту летнюю возню
и, глянув на часы, играет
брелоком и не спеша
закуривает: пусть их еще порезвятся.

* * *

Забытое не стоит ничего.
Мы времени не тратим на него,
эмоциями попусту не сорим.
Вон сколько интересного всего:
то погребение, то торжество.
Реальность их мы в свой черед оспорим.

Умытая, служить спешит с утра, -
такая уж у памяти игра:
предусмотреть, узнать, вмешаться в планы.
Что было там вчера, позавчера -
все поглотила черная дыра,
архивы те - как вырванные главы

из повести: всегда в один листок
вся книжица, ну разве что клочок
какой-нибудь, оборванный неровно,
порою вклинит текста пару строк,
недоуменье вызвав, как игрок
нажульничавший. Да и то - условно.

* * *

Всегда получаешь больше, чем заслужил.
Подарки тебя находят в любой щели,
куда б ни забился. Если б ты их просил! -
так нет же, идешь - а они на пути, в пыли,
как будто кричат: мы здесь!..
                                                   Поговори со мной,
других не хочу даров, прости, что такой.

Господь что подаст - все вовремя, и за все
спасибо, спасибо, спасибо, спаси, спаси…
Не знаешь ли дара, который душу спасет?
Вот я - человек, мужчина, отец, рожден на Руси,
и жизнь уж почти прожил…
                                                 Не отводи же взгляд,
шепчи мое имя, еще и еще, стократ,
пока я живой. И прости, что такой.

* * *

Поцелуй ребенка в междубровье.
Это место - тайна вас двоих.
Пей любовь, дитя пои любовью,
здесь источник жажды у живых.

Пусть исчезнут страхи и тревоги,
сделаются лишними слова.
Нас сюда на жизненном пороге
некогда Господь поцеловал.

ОЧЕРЕДЬ

Часто бывает со мной: глаза закрою - подумать
о мировых проблемах, о смысле жизни, -
вижу шеренгу мужей многоумных,
                                                   мимо, всё мимо
вдаль уходящих, у каждого - книга под мышкой,
мысль на лицах глубокая запечатлелась,
лбы нахмурены их, степенны движенья,
                                                        и белые руки
жестам не праздным с достоинством посвящены,
словно от мира они отгородиться желают.

Я открываю глаза - нет ни мужей, ни намека
на то, что были они, что умом удобряли природу,
главное - проку нам нет
                                 от их умозрительных истин,
пресных, и темных, и не утешительных сердцу.
Сами страдаем по истине,
                                     сами бесследно проходим,
нищую веру свою цедя и страх к груди прижимая.

УДАР. КРИК

В момент удара, словно на границе
двух сред, незримый разошелся шов,
и тело, описав дугу, упало на асфальт,
а бедная душа вспорхнула в небо.

И этот человек лежал, грудная клетка настежь.
и рот открыт, и на устах застывший крик, -
о чем? к кому? А кто-то бы представил,
что вот, к нему последнее "прости!",
да вряд ли. Это как стихи: к тебе и ни к кому.


* * *
Вон пробежали равниной снежной,
вприпрыжку, боком, плечо вперед,
мальчик с собакой: собака лает,
мальчик хохочет - и, распростерт
вдруг на снегу, широко глазами
небо вбирает, как по местам
юности странствие старик совершает.
И тихо-тихо. И здесь, и там.

Не пропусти интересные статьи, подпишись!
facebook Кругозор в Facebook   telegram Кругозор в Telegram

ПРОТИВОСТОЯНИЕ

Борьба за мировое лидерство или драка за планетарные ресурсы?
Борьба за мировое лидерство или драка за планетарные ресурсы?

Суть и смысл войны в Украине становятся понятными лишь с осознанием того, что она является эхом глобального кризиса. И что подобное эхо будет звучать в разных уголках Земли всё чаще и чаще…

Сергей Дяченко октябрь 2022

ИСТОРИЯ

«Герр полицай» какими были добровольные помощники Гитлера
«Герр полицай» какими были добровольные помощники Гитлера

Для поддержания «нового порядка» на оккупированных территориях у германского командования не хватало своих солдат. И тогда на службу во вспомогательную, а затем и в специальную полицию стали принимать местных коллаборационистов.

Сергей Кутовой октябрь 2022

55 ЛЕТ СО ДНЯ СМЕРТИ ЧЕ ГЕВАРЫ

Последний поход Че (поэма памяти Эрнесто Гевары)
Последний поход Че (поэма памяти Эрнесто Гевары)

Пока моё сердце бьётся,
Покуда тверда рука
Мне выбирать не придётся,
Дорога моя - борьба!

Сергей Дин октябрь 2022

Держись заглавья Кругозор!.. Наум Коржавин

x
Исчерпан лимит

Исчерпан лимит гостевого доступа

Пожалуйста, зарегистрируйтесь, чтобы получить безлимитный доступ к публикациям на сайте.

Регистрация беслатна и конфенденциальна

Регистрация

Уже зарегистрированы? Вход

или

Войдите через Facebook