Я не согласен ни с одним словом, которое вы говорите, но готов умереть за ваше право это говорить... Эвелин Беатрис Холл

независимый интернет-журнал

Держись заглавья Кругозор!.. Наум Коржавин
x
ноябрь 2009

ЛИНКОРЫ РУССКОГО ФЛОТА

Петр создал не столько флот, сколько традицию его перманентного созидания и гибели. И корабли Екатерины Великой служили не более 10 лет. И корабли Александра I. Чтобы их заменить, чтобы прикрыть военно-морской срам спешно строили новые...

 "У нас в излишестве кораблей и людей,
но нет ни флота, ни моряков..."

Из письма Екатерины II за 1765г.

Шлезвиг в приданое

Как известно, дамы всегда играли важную роль в мировой политике. Из-за прекрасной Елены, к примеру, на Трою двинулся флот в тысячу кораблей - и началась война, погрузившая ахейский мир во мрак. Великолепная Аспазия увлекла Перикла в циркумпонтийский круиз - и афинский Гранд Флит демонстрировал флаг в Понте Эвксинском и даже в моем родном Меотидском болоте. Несравненная Клеопатра одним взмахом ресниц рассорила преемников Цезаря - и ввергла Рим в братоубийственную войну, исход которой сама же и решила, уведя флот из-под Акциума. Вот и в России после Петра I, вздернувшего Россию не то на дыбы, не то на дыбу, дамы (как будто для компенсации нанесенного стране ущерба и залечивания поврежденного организма державы) надолго взяли бразды правления империей в свои ручки, от чего проистекли многие последствия.

Например, отсутствие хорошего флота помешало материнской любви императрицы Екатерины I проявиться в полной мере. Дело обстояло так. Когда на старшей дочери великого реформатора Анне женился голштинский герцог Карл-Фридрих, он в качестве приданого пожелал отнять у датчан Шлезвиг. Отзывчивая теща собрала 15 линейных кораблей, 4 фрегата и 80 галер, а на суше приказала готовить корпус в 40 тысяч штыков. На что только не пойдешь ради счастья любимой дочери!

Поход, однако, не состоялся. В мае 1726 года англо-датская эскадра адмирала Уоджера в 31 вымпел пришла к Ревелю и привезла царице письмо великобританского короля, в котором тот вежливо, но недвусмысленно предостерегал Екатерину от необдуманных поступков. Эскадра в качестве веского аргумента в разгоревшейся дискуссии осталась у Ревеля на все лето. Царица гневалась, обвиняла Англию в попрании норм международного права (поход на Данию, по ее мнению, вполне в эти нормы укладывался), а Верховный Тайный совет втайне подумывал о затоплении кораблей. Своих, разумеется. Британцы ушли только осенью, а на следующий год их паруса вновь замаячили на горизонте. От опасной затеи со Шлезвигом пришлось отказаться.

Англичане вообще сыграли исключительную роль в истории русского флота, но о взаимной любви как-нибудь потом, а сейчас важно понять, как петровским адмиралам в голову могло прийти такое - топить корабли в базе своего флота? Почему они не вышвырнули зарвавшихся британцев с Балтики? Ведь прошел всего год после смерти царя-мореплавателя, создавшего мощный флот, у руля державы стояла его верная супруга, ее окружали птенцы гнезда петрова - не могло же все так быстро прийти в упадок!?

Ответ вас удивит: сражаться с англичанами никому и в голову не приходило, ибо, во-первых, это бесполезно и даже вредно, а во-вторых, достойного флота не было! Для похода на Данию собрали всё, что могло плавать. Внимательно посмотрите список линейных кораблей за 1726 год - если исключить ветхие и к плаванию неготовые, то из номинальных тридцати четырех останется едва ли половина. Англичане каждый год присылали на Балтику следить за спокойствием торговли такие и большие эскадры!


Не пройдя азов…

Чтобы понять, как такое могло случиться, надо начать с азов, точнее - с Азова. Как бы ни пытались лакировать и припудривать русскую военно-морскую историю, а попытка завести там флот завершилась полным крахом. И вовсе не по вине турок, разбивших армию царя в 1711 году и вернувших себе Азов и Таганрог, после чего флот остался без гаваней. Дело не в них, а в том, что за 14 лет поистине каторжных трудов, возведя десяток верфей, согнав на строительство десятки тысяч народу, обложив тяжкими налогами огромную страну, вырубив весь дуб на Дону - флот так и не смогли построить!

Из полусотни заложенных кораблей (слово корабль в русском флоте означает именно линейный корабль, предназначенный для боя в линии таких же мощных судов) лишь десять были спущены на воду и только четыре дошли до моря. А всего из общего числа строившихся судов, превышавшего сотню, волны моря бороздило чуть более десятка. Все остальные разобрали на дрова на стапелях и в воронежских затонах. Собственно говоря, только на дрова они и годились из-за ужасающе низкого качества. К приходу турок на плаву оставалось не то четыре, не то пять единиц. Туркам их и продали. Феноменальный результат колоссальных усилий!

Но как же так? Ведь и сам царь стажировался на верфях Голландии, а затем повышал квалификацию в Англии, и мастеров корабельного строения нанял там знатных, в чем же дело? Поясним на примерах.

Летом 1699 года "Крепость" возила в Стамбул русское посольство дьяка Украинцева. Уже там - спасибо туркам, любезно построившим нечто вроде плавучего дока, лишь бы поскорее выпроводить незваных буйных гостей - ее пришлось переконопачивать. Недаром дьяк жаловался на валкость и течи корабля. В 1704 г. пришлось ставить "Крепость" на тимберовку (капремонт) и хотя в 1709 году был издан указ Петра I о сохранении корабля "для славы, что был в Константинополе", тот пришел в полную негодность и был брошен при уходе из Азова. Скажете, неудачная постройка? Нет, наоборот, "Крепость" была в числе немногих везунчиков, коснувшихся килем морских волн, корабли неудачной постройки до моря не добрались.

Следующий пример еще более показателен. Весной 1700 г. спустили на воду знаменитую "Гото Предестинацию" ("Божье предвидение"), спроектированную самим набравшимся за границей кораблестроительного опыта царем. Казалось бы, и проект был превосходным, и материалы отборными, и качество постройки отменным. Однако и этот корабль, упоминаемый даже в школьных учебниках, уже к 1705 году (еще не дойдя до моря!), нуждался в тимберовке. Только и толку, что в 1711 году "Гото" была в числе немногих судов, еще способных держаться на воде. Турция не позволила провести их через Проливы, и ее еще с двумя линкорами и парой галер продали победителям. Остальные сожгли. Если такова была судьба лучших кораблей, то в чем же заключалось божье предвидение?

Получается, что из ста с лишним заложенных кораблей лишь пять чего-то стоили, во всяком случае, их удалось продать! А ведь на воронежский флот до 1712 года уходило больше средств, чем на балтийский.


Русская диалектика

Урок сей неудачной попытки флотосозидания необходимо было учесть на Балтике, однако он не пошел впрок. Всего при Петре I в состав Балтфлота вошли 53 корабля: 18 царь купил за границей, один захватили в бою, остальные построили в России. Шла война, но русские линкоры в сражениях не участвовали за исключением многочасового боя, в котором вшестером смогли пленить "Вахмейстера", так что к боевым потерям можно отнести лишь захват шведами "Булинброка". Все остальные потери были, так сказать, эксплуатационными. Кто сел на мель, кто затонул в шторм - в итоге за шесть лет (к 1719 году) потеряли шесть линкоров.

Пленение "Вахмейстера"

Большинство, однако, вскоре после спуска на воду разбирали на дрова по ветхости. "Выборг" постройки 1712 г. уже в 1716 г. не мог выходить в море. "Ягудиил", спущенный на воду в 1715 к 1721 сгнил настолько, что вернуться из Дании не смог и был продан, та же судьба постигла и "Уриила". Их сверстники "Варахаил" и "Селафаил" пошли на слом в 1724, а "Гавриил", не проплавав и пяти лет, был превращен в брандер1. Один из первых кораблей отечественной постройки затонул на переходе в Онежском озере, а посему в состав флота войти не смог и имени получить не успел. Получается, что и через двенадцать лет после "Гото" корабелы Петра не научились строить корабли…

Но самый известный из петровских линкоров это, разумеется, "Ингерманланд", вошедший в состав флота в 1715 году Английский мастер Ричард Козенц под руководством царя создал корабль, ставший любимцем Петра, флагманом флота, а однажды даже флагманом огромного соединенного англо-датско-русско-голландского флота! Его очень хвалят, о нем много пишут, в его каюте Петр вынашивал грандиозные замыслы - и чуть было не воплотил их в жуткую реальность. Уже в 1716 году Россия могла стать хозяином Швеции, Дании, половины Германии, а фактически - половины Европы! И только решительность английского адмирала Норриса уберегла мир от этого - он показал царю пределы, дальше которых заходить на море не следует. На этом корабле даже супруга великого царя приплыла в Копенгаген, чтобы поучаствовать в апофеозе русской славы.

Пишут об "Ингерманланде" много, но... Построенный с особым тщанием, изукрашенный резьбой и золоченой скульптурой корабль провел всего шесть кампаний и уже в 1721 году завершил службу. Петр велел хранить его вечно, однако вечность не состоялась, хотя и длилась несколько дольше, чем в случае со "Штандартом". Несмотря на ремонт в 1727, уже в 1735 "Ингерманланд" набрал воды, сел на дно в Кронштадте - и пошел на дрова. Лучший петровский линкор действительно стал стандартом. Шесть лет - это средний срок службы русских кораблей, построенных в следующие сто лет!

Судьба фрегатов была еще более печальной, чем линейных кораблей, что видно уже на примере первого из них, "Штандарта". Всего в ходе Северной войны в состав флота ввели 27 фрегатов. Купленные в Голландии и Англии служили долго, а вот пятнадцать, построенные в 1703-1707 годах в Сясьском устье и на Олонецкой верфи пришли в негодность и были разобраны уже в 1710! Исключением не стал и "Штандарт", созданный по чертежам царя, первенец Балтфлота. Его история такова.

Едва русские войска взяли шведскую крепость Ниеншанц в устье Невы, как Петр изменил свой штандарт (флаг, поднимаемый на корабле, когда на его борту коронованная особа). Он любил церемонии. Теперь двуглавый орёл держал уже не три, а четыре карты: Белого, Азовского, Каспийского и Балтийского морей. Этому событию и обязан именем фрегат, спущенный добрым голландским мастером Выбе Геренсом на воду в августе 1703 года. Увы, уже в 1709 он был признан негодным к службе "по ветхости". Тимберовали - не помогло. Поставили в Кронверкскую протоку на вечное хранение, однако вечность длилась недолго и в 1728 он разломился при попытке вытащить его для очередного ремонта. Разобрали "за гнилостию".

Примеры можно множить, но, думаю, и приведенных достаточно, чтобы сделать вывод о плохом качестве постройки русских кораблей. Старшее поколение бывших советских людей хорошо помнит закон диалектики о переходе количества в качество. Увы, на русской почве даже диалектика становится с ног на голову! В случае с российским флотом отвратительное качество неизбежно переходило в умопомрачительное количество…


Круговорот дуба в русской природе

Но, может быть, деревянные корабли везде, а не только в России, служили недолго? Как будто бы нет, корабли, купленные агентом Петра Федором Салтыковым в Англии и Голландии в 1712-715 годах плавали долго и некоторые дотянули до царствования Елизаветы Петровны! Тот же "Вахмейстер" построили в 1689 году, и он проплавал до 1727, пережив большинство своих победителей.

А знаменитый английский "Соверен ов де сиз"? Его постройка обошлась более чем в 65 тысяч фунтов стерлингов, разорила казну и в итоге стоила - прошу прощения за каламбур - головы Карлу I. На одно только художественное оформление по эскизам великого Ван Дейка потратили 6691 ф. ст. - цена фрегата тех времен! А 102 бронзовых пушки стоимостью 26 тысяч фунтов!? А отборный лес? Роскошный был корабль, но и в многочисленных сражениях с голландцами проявил себя отлично, недаром те прозвали его "Золотым дьяволом". Он дважды перестраивался и плавал бы еще долго, да в январе 1695г. случайно сгорел по вине экипажа. Не упади тот злосчастный подсвечник, он бы и Петра пережил! Собственно, так и случилось - в 1697 году сгоревший линкор перестроили в "Роял Соверен", а тот плавал затем еще шестьдесят лет!

Или взять флагман Нельсона "Виктори". К Трафальгарскому сражению он имел за кормой тридцать лет боевой службы и кличку "Железнобокий старик". Он и после Нельсона плавал, он до сих пор стоит в Портсмуте и прекрасно выглядит! Вообще, корабли европейской постройки строились из выдержанной древесины, добротно, служили нескольким поколениям моряков, многократно перестраивались, перепродавались и переходили из рук в руки. В России строили в крайней спешке, из сырого леса, малоквалифицированными крепостными рабочими, приписанными к верфям и абсолютно незаинтересованными в качестве постройки. Плюс старинная привычка низов все делать плохо и скрывать дефекты, а верхов - покрывать бракоделов и воровать материалы. Если нет стимулов - никакая госприемка, никакие военпреды и даже знаменитая дубинка Петра не помогут.

И при таком отвратительном качестве - невероятная, ошеломляющая, фантастическая дороговизна! На диалектическую взаимосвязь качества и количества наложилась извечная русская проблема дураков и дорог! Дуб везли черт знает, откуда, из под Казани - через половину России. Расходы на перевозку составляли 15000 руб. для 60-пушечного корабля (при общей его стоимости 75000 руб.), а для 100-пушечного корабля - 40000 рублей. Немыслимая цифра. Это подушная подать с 57000 крестьян и на эти деньги можно было купить в Англии линкор! Когда Франции срочно понадобились корабли и она хотела купить в России трехдечник2 и дубовый лес, то отпугнула невероятная цена, запрошенная царем - 92000 рублей!

Может быть, у страны просто не было выхода и строительство даже таких чудовищно дорогих и плохих линкоров было вопросом жизни и смерти? Но петровские корабли возили войска, грузы и пассажиров, охраняли конвои - и ничего более. Сражений со шведами избегали, а от англичан сразу прятались в Кронштадте и готовились к затоплению кораблей, так что Нахимову было с кого брать пример. В общем, особой нужды в них так и не появилось, поэтому и боевых потерь не было. Тем не менее, хотя в дополнение к 34 кораблям Петра I (по реестру на 1724 год) его супруга и внук достроили еще семь, к воцарению Анны Иоанновны - не прошло и семи лет после смерти создателя флота - их осталось чуть более дюжины относительно боеспособных.

Кстати, начиная с правления Анны, корабли стали строить в Архангельске из лиственницы, так что цена упала, но это дерево гниет втрое быстрее дуба и корабли выдерживали в среднем не более шести, максимум девяти кампаний. Пусть не вводят в заблуждение сроки их службы на бумаге. Когда доходило до дела, выйти в море могли единицы. Если же учесть неизбежные на море потери, то для поддержания штатного состава флота в 27 линкоров, определенного Петром, надо было вводить в строй не менее трех-четырех кораблей ежегодно. Однако после завершения Северной войны разочаровавшийся в соратниках, в супруге, в перспективах своего флота царь заложил всего пять единиц и сам запрограммировал его упадок.

Вот так. Дуб в русской природе, в конце концов (и довольно быстро), обязательно попадал в печь. Но сначала тысячи крепостных рубили, пилили, парили, гнули, сверлили, сколачивали, а затем покрывали резьбой и даже золотили его, свезя с немыслимыми затратами со всей страны. Тысячи и тысячи их отливали тысячи пушек, готовили тысячи пудов пороха и ядер, ткали десятки тысяч саженей парусов и свивали сотни тысяч сажен канатов. После чего еще десятки тысяч должны были стать моряками и плавать на этих нашпигованных пушками сырых дровах, проклиная судьбу и тысячами умирая от болезней. И только после этого издавался царский указ: "разобрать за ветхостью". Было чем топить печи Петербурга!


Флот - это традиции!

Петр создал не столько флот, сколько традицию его перманентного созидания и гибели. И корабли Екатерины Великой служили не более 10 лет. И корабли Александра I. Чтобы их заменить, чтобы прикрыть военно-морской срам спешно строили новые, так что выдерживать лес было некогда, а построенные из сырого леса, построенные плохо и плохо хранимые зимой, неумело эксплуатируемые, они быстро ветшали - замкнутый русский круг.

Историки порицают наследников Петра за небрежение флотом. Но с наследством самого царя мы уже разобрались, а вот при Анне Иоанновне ввели в строй 18 линкоров. При Елизавете даже 38 и довели штат до 27 единиц. Правда, в удручающем состоянии, что показала Семилетняя война и начало дней Екатерины II. Той досталось всего 25 ветхих кораблей, так что еле смогли собрать небольшую эскадру для экспедиции в Архипелаг!

Собственно говоря, боевая история русского линейного флота начинается именно с этой экспедиции. В 1769-74 гг. на юг отправили двадцать кораблей и много судов - дорогостоящее, однако, предприятие. Средств не хватало, и прибегли к займу за рубежом, положив начало государственному долгу России. Флот - обоюдоострое оружие! Впрочем, экспедицию прекратили и эскадру вернули не из-за нехватки средств, а потому что Англия отозвала своих моряков - и плавать стало некому. Офицерский состав на 80% состоял из иностранцев. Но Екатерина II действительно Великая, при ней русский флот впервые оправдал свое существование и состоялись практически все морские победы России. При ней построено 116 линкоров за 34 года - даже Англия не строила больше!

Короткое правление Павла I добавило еще 17 кораблей, Россия начинала чувствовать себя морской державой и даже бросила вызов Англии, сколотив из Дании, Швеции и Пруссии северную Лигу. Балтику закрыли для английских торговых судов! Конечно, этого делать не следовало. Нельсон тут же расколотил лигу и открыл море. Весной 1801 года он ворвался в Копенгаген, выбил из борьбы Данию, затем разогнал шведов и бросился к Ревелю. Мощный русский флот едва успел спрятаться в Кронштадте, причем так спешил, что пилили каналы во льду! Собственно говоря, именно из-за неосмотрительных действий в отношении английской торговли правление незадачливого императора и было столь кратким…

То же самое повторилось и в 1808 году, когда на виду у русской эскадры, прямо у входа в базу флота два английских линкора сожгли "Всеволода", а затем вместе со шведами три месяца блокировали Ревель. При Александре I, не ценившем флот, все же построено 67 линкоров, но к воцарению младшего внука великой бабушки - Николая I Палкина - годных к дальним походам осталось всего пять кораблей в Балтийском море и десять на Черном. Поразительный итог! Каждый русский самодержец начинал воссоздание флота почти с нуля - и заканчивал свои титанические усилия нулем, пока последний русский флот не обнулил саму империю. Вспомните матросов, взбесившихся от безделья в 1917 году…

Трудолюбивый и настойчивый Николай I за тридцать лет неустанных хлопот ввел в строй еще 74 линкора и навел на флоте идеальный, николаевский порядок. Который, увы, в скором будущем оказался сродни кладбищенскому в буквальном смысле слова…

Кстати, вспомним, с чего мы начали, и подведем и сравним кораблестроительные итоги правления самодержцев и самодержиц. На счету прекрасных дам 177 построенных кораблей. Императоры ввели в строй 194 единицы. Опереточный Азовский флот я не считал, несколько кораблей потерял в междуцарствиях и пересменках властителей, их учет не так уж и прост, но общий итог от этого меняется незначительно и он потрясает.

Как и 74 николаевских линкора! Ведь они обходились стране дороже, чем Англии или Франции. Трехдечный стоил 2,5 млн. рублей, двухдечный - 1,8. Для сравнения: французам трехдечный стоил три миллиона франков, а новаторский винтовой "Наполеон" 4 миллиона. Пересчитав курс русских бумажных ассигнаций в серебро и учитывая текущий курс обмена валюты, можно заключить, что русские корабли (при нищенских зарплатах вольнонаемных рабочих, не говоря уже о крепостных, приписанных к казенным заводам) стоили дороже французских. И не дешевле английских. Так, на винтовой британский линкор "Агамемнон", соперник "Наполеона", ушло 141299 ф.ст. Как видим, Россия всегда платила большую цену и в итоге флот дорого ей обошелся…

Николай I на смотре Черноморского флота в 1848 г. И. Айвазовский

О реальном его состоянии императору пришлось узнать в самое неподходящее время из отчета сына, великого князя Константина Николаевича, вступившего в управление Морским министерством: "Суда Балтийского флота большей частью … из сырого леса, слабой постройки и весьма посредственного вооружения… Не было возможности составить из них эскадры для … плавания в дальние моря, и с большим трудом можно было отыскать несколько отдельных судов, которые почитались способными совершить переход … к берегам Восточной Сибири… Из … линейных кораблей Балтийского флота нет ни одного благонадежного для продолжительного плавания в отдаленных морях. … Собственно боевая сила Балтийского флота состоит из 11 парусных линейных кораблей, которые могут составить эскадру и идти против равного в числе неприятеля за пределы Балтийского моря…"

Эта цитата звучит эпитафией полуторавековым попыткам российского флотостроения. Отчет был написан в феврале 1853 года, но Николая не насторожил и не остановил. Летом того же года мощный разумом царь, невзирая на недвусмысленные предостережения Англии и Франции, напал на Турцию и развязал захватническую войну (у нас ее называют Крымской), закончившуюся катастрофой и гибелью черноморского флота. Европа, уставшая от русского жандарма, объединилась - и устроила зарвавшейся России показательную порку!


400 русских линкоров

Всего за полтора века было построено, куплено и захвачено 410 линкоров! Эго много. Это очень много! Это фантастически много!!! Например, Франция, признанная вторая морская держава мира за то же время обзавелась всего 325 линкорами, и только Британия, владычица морей, ввела в строй больше - около 850.

И каковы достижения русской армады? Английский флот сражался на всех океанах и создал огромную империю. США, Канада, Австралия, Новая Зеландия - самые, пожалуй, привлекательные страны мира - вот красноречивый итог британской морской политики! Французский флот проигрывал английскому все битвы, но заморских земель добыл также предостаточно. Российскую же империю построила пехота, серая крепостная скотинка, при минимальной помощи флота, которого вечно то не было, то он был ветхим и негодным, то вообще мешал в сложных фигурах дипломатических танцев.

Русские линкоры лишь при Екатерине II чего-то стоили, и то - лишь против шведов и турок. Как только на горизонте появлялся британский флаг, они прятались в Ревель и Кронштадт, Свеаборг и Севастополь. Там их бессмысленная история и завершилась во время войны, которую сами же и спровоцировали бесславной Синопской победой. Черноморские корабли пошли на дно, балтийские как всегда - на дрова…

Согласитесь, несколько неожиданный результат получается, если посмотреть на факты без шор ложно понимаемого патриотизма.

Примечания:
1. Брандер - корабль, нагруженный легкогорючими либо взрывчатыми веществами, используемый для поджога и уничтожения вражеских судов.
2. Трехдечник - трехпалубный парусный линейный корабль.

Не пропусти интересные статьи, подпишись!
facebook Кругозор в Facebook   telegram Кругозор в Telegram

ПРОТИВОСТОЯНИЕ

Борьба за мировое лидерство или драка за планетарные ресурсы?
Борьба за мировое лидерство или драка за планетарные ресурсы?

Суть и смысл войны в Украине становятся понятными лишь с осознанием того, что она является эхом глобального кризиса. И что подобное эхо будет звучать в разных уголках Земли всё чаще и чаще…

Сергей Дяченко октябрь 2022

ИСТОРИЯ

«Герр полицай»
 какими были добровольные помощники Гитлера
«Герр полицай» какими были добровольные помощники Гитлера

Для поддержания «нового порядка» на оккупированных территориях у германского командования не хватало своих солдат. И тогда на службу во вспомогательную, а затем и в специальную полицию стали принимать местных коллаборационистов.

Сергей Кутовой октябрь 2022

55 ЛЕТ СО ДНЯ СМЕРТИ ЧЕ ГЕВАРЫ

Последний поход Че (поэма памяти Эрнесто Гевары)
Последний поход Че (поэма памяти Эрнесто Гевары)

Пока моё сердце бьётся,
Покуда тверда рука
Мне выбирать не придётся,
Дорога моя - борьба!

Сергей Дин октябрь 2022

Держись заглавья Кругозор!.. Наум Коржавин

x
Исчерпан лимит

Исчерпан лимит гостевого доступа

Пожалуйста, зарегистрируйтесь, чтобы получить безлимитный доступ к публикациям на сайте.

Регистрация беслатна и конфенденциальна

Регистрация

Уже зарегистрированы? Вход

или

Войдите через Facebook