Я не согласен ни с одним словом, которое вы говорите, но готов умереть за ваше право это говорить... Эвелин Беатрис Холл

независимый интернет-журнал

Держись заглавья Кругозор!.. Наум Коржавин
x
апрель 2014

МУЗА

Отрывок повести

...Вику стошнило на её чёрную, в воланах юбку. Цыганка грязно выругалась и, глядя Вике в глаза, прошипела, брызгая слюной
" ПрОклятая будешь пять лет, и каждый день рождения будешь меня вспоминать. А расскажешь или пожалуешься кому, тебя перекосит навсегда. Уродкой станешь"...

Киевский вокзал встретил нудной, холодной моросью, и Вике показалось, что за двадцать часов её путешествия кто-то вырвал из календаря летние страницы, а на этой вымарал все краски, кроме серой. Дома был сезон клубники, на базаре продавали черешню - вёдрами, как принято на юге. Дозревала вишня. На подоконниках остывали прикрытые бумажками первые в сезоне баночки ароматного варенья. Дольки лимона, в стеклянных блюдцах ждали своей очереди быть брошенными в почти доваренный компот. И солнце ежеутренне выплывало из-за крыш новых многоэтажек, лишь изредка уступая место ватным, скользящим облакам, чтобы потом мгновенно высушить следы нечаянного летнего дождя.

А здесь - мокрый асфальт, серые плащи, серые здания, уходящие в стальное, запачканное тучами небо, и медленно проплывающий мимо троллейбусных окон муравейник московских улиц, к шуму и сутолоке которых Вике не пришлось привыкать. Она сразу почувствовала себя так, будто всегда ныряла и растворялась в толпах вечно спешащих людей. Её не раздражали потоки машин и толкотня в метро. Ей почти не приходилось спрашивать как куда пройти, потому что улицы и переулки каким-то необъяснимым образом сами выводили её именно туда, куда ей было надо. И ей нравилось, выбрав какую-нибудь неприметную улочку, следовать её изгибам, стараясь угадать, что откроется за следующим поворотом. В первый же вечер она попала в Большой на лишний билетик, и это тоже показалось ей добрым знаком. А наутро распогодилось, и сейчас о недавнем дожде напоминал только свежий запах вымытой июньской листвы.

Вика шла по пустынным в этот полуденный час, аллеям парка Горького. Она старалась не думать о конкурсе в институт, о результате первого, только что сданного вступительного экзамена. Внезапно к ней подбежал мальчик лет пяти, смуглый, черноглазый и черноволосый, в шароварах и короткой курточке с криво застёгнутыми пуговицами.

- Тётя, - заканючил он, ухватив её за рукав платья, - ты такая красивая. Дай рубль. И будет тебе удача.

- Удача - это именно то, что мне нужнее всего, - подумала Вика, расстёгивая сумку. Она вложила купюру в грязную ладошку, выпрямилась и вздрогнула от неожиданности, обнаружив позади себя группу цыганок. Мальчик исчез так же неожиданно, как появился, а они, беззвучно, как тени, окружили Вику. Их вид хоть и не вызывал страха, но был ей неприятен. Неопрятные яркие блузы, заправленные в длинные юбки, а поверх - нелепые кримпленовые, у иных - грубо вязаные кофты. Маслянистые волосы. И глаза. Взгляд - вязкий, как мазут. Одна из них - в красной капроновой с блёстками косынке, подошла вплотную и зашептала на ухо - так, что круг золотой серьги коснулся викиного лица.

- Ты ведь расстроена, боишься чего-то. Вижу, хорошая ты девушка, добрая, вот сыночку рубль подарила. Но проблемы у тебя. Ты кошелёк-то не прячь. Денег дашь - глядишь, и уйдут твои заботы. Вот пятёрочку эту не пожалей. Не последняя ведь.

- С какой радости буду я вам деньги давать? Нашли дуру, - сказала Вика, стараясь не отводить взгляд от лица цыганки. И зачем-то протянула ей пять рублей.

Остальные женщины что-то непрерывно бормотали, и было непонятно, то ли они переговаривались, то ли нарочно создавали этот гул, от которого хотелось бежать. Вика попыталась оттолкнуть ту, в массивных серьгах. Цыганка не противилась, но Вика почему-то не могла сдвинуться с места. От ощущения собственного бессилия, ей стало страшно до тошноты.

- А вон у тебя десяточка рваная. Зачем тебе такая? Ты ведь не хочешь рваную жизнь? - бумажка растворилась в ладони, прижатая пальцами с обломанными, ярко-красными ногтями.

Гул не прекращался. Цыганки плотно обступили Вику, и ей показалось, что запах их дешёвых духов начал впитываться в её собственную одежду.

- А, не видать ей счастья всё равно. Не от сердца деньги отдаёт, - дыхнула  в лицо сигаретной вонью пожилая цыганка с волосами, заплетёнными в две жидкие, длинные косицы, и выхватила из кошелька двадцать пять рублей.

- Отдайте, у меня же ничего не осталось, - пробормотала Вика.

- А на те рублик сдачи, - весело рассмеялась та, в серьгах. Потом порылась в декольте цветастой кофты, вытащила рублёвую бумажку и, смачно плюнув на неё, припечатала к пустому кошельку.

Вику стошнило  на её чёрную, в воланах юбку. Цыганка грязно выругалась и, глядя Вике в глаза, прошипела, брызгая слюной: " ПрОклятая будешь пять лет, и каждый день рождения будешь меня вспоминать. А расскажешь или пожалуешься кому, тебя перекосит навсегда. Уродкой станешь."

- Так, разошлись гражданочки. Ишь, опять стаей налетели, - послышался мужской голос, -  и Вика увидела милиционера, пробирающегося к ней сквозь кольцо нехотя расходящихся цыганок.

- Тебе что, мало дают, Степан? - поинтересовалась молодая, поправляя капроновую косынку. Чё-то ты прыти много показываешь.

Она прошла мимо, вызывающе покачивая бёдрами.

- Иди, иди, шалава, - неуверенно проворчал милиционер ей вслед.

- Мои деньги, - сказала Вика, морщась от внезапной головной боли, - они взяли все мои деньги.

- Ну так, на то они и цыгане. Сама виновата. Небось шла ворон считала. Документы-то целы?

- В общежитии оставила.

- Ну вот, хоть в этом тебе повезло. И серёжки на тебе, и часики. Ты ещё хорошо отделалась, - заключил он, и, погрозив цыганкам вслед, пошёл в противоположную сторону.

Стараясь не прикасаться к заплёванной рублёвой бумажке, Вика бросила кошелёк в бетонную урну и вытерла руки влажной травой. В кармане платья оставалась мелочь на метро, а в общежитии, в паспорте, лежал обратный билет и двадцать пять рублей, которые надо было каким-то образом растянуть на две недели вступительных экзаменов.

Не пропусти интересные статьи, подпишись!
facebook Кругозор в Facebook   telegram Кругозор в Telegram

ПРОТИВОСТОЯНИЕ

Борьба за мировое лидерство или драка за планетарные ресурсы?
Борьба за мировое лидерство или драка за планетарные ресурсы?

Суть и смысл войны в Украине становятся понятными лишь с осознанием того, что она является эхом глобального кризиса. И что подобное эхо будет звучать в разных уголках Земли всё чаще и чаще…

Сергей Дяченко октябрь 2022

ИСТОРИЯ

«Герр полицай» какими были добровольные помощники Гитлера
«Герр полицай» какими были добровольные помощники Гитлера

Для поддержания «нового порядка» на оккупированных территориях у германского командования не хватало своих солдат. И тогда на службу во вспомогательную, а затем и в специальную полицию стали принимать местных коллаборационистов.

Сергей Кутовой октябрь 2022

55 ЛЕТ СО ДНЯ СМЕРТИ ЧЕ ГЕВАРЫ

Последний поход Че (поэма памяти Эрнесто Гевары)
Последний поход Че (поэма памяти Эрнесто Гевары)

Пока моё сердце бьётся,
Покуда тверда рука
Мне выбирать не придётся,
Дорога моя - борьба!

Сергей Дин октябрь 2022

Держись заглавья Кругозор!.. Наум Коржавин

x
Исчерпан лимит

Исчерпан лимит гостевого доступа

Пожалуйста, зарегистрируйтесь, чтобы получить безлимитный доступ к публикациям на сайте.

Регистрация беслатна и конфенденциальна

Регистрация

Уже зарегистрированы? Вход

или

Войдите через Facebook