Я не согласен ни с одним словом, которое вы говорите, но готов умереть за ваше право это говорить... Эвелин Беатрис Холл

независимый интернет-журнал

Держись заглавья Кругозор!.. Наум Коржавин
x
март 2016

Грядет последняя свобода

Новые стихи

...Иная, новая зажглась там
Звезда под сенью небосвода.
И попранная самовластьем,
Грядет последняя свобода...
_____________________

КРЫМСКАЯ СОКРАЛЬНАЯ
     
             Юрию Норштейну

Медвежата. Ежата в тумане.
На иголках сидят и поют.
И сокральное нечто их манит -
То ли грянет. А то ли сольют.
Херсонес солидарен с Алупкой.
Барабаны и флейты - вразнос.
И склонился над картою с лупкой
Карлик грез, карлик-злость, карлик-нос...
Полуостров сплошного курьеза.
Симферополь, акрополь и пыль.
Здесь Аксенова старая проза
Превратилась в новейшую быль.
Здесь, короче, сплошной склифософский
Из шестых наблюдает палат
Круг девятый и вал айвазовский,
Синевою очерченный ад.
Херсонес заразил как напасть их.
И плакаты дрожат на ветру.
На сдающихся виснет запястьях:
"Севастополь останется с ру..."
Но недолго наскакивать бреду.
И ежи, и медведи - отбой.
Море Крыма одержит победу,
Унося всех и вся за собой.
Эти шкуры, и гривы, и глотки.
Эти иглы, уколы ,ножи.
Уплывают хароновы лодки
Исчезают в тумане ежи.
Будь готов. Пионэры в Артеке.
Ночи синие. Время - костру.
И плакат растворяется некий:
"Севастополь останется с ру...."

***

Январь. Дожди. Собака спит.
И чья-то тень по дому бродит.
Кого-то ищет. Не находит.
Но "помни обо мне" сипит
Нагрета печь.Январь и сон.
Река мутна и небо серо.
И список кораблей Гомера
До середины не прочтен
Но вот - прошиб холодный пот:
Сквозь плавники и жабры рыбьи,
Сквозь века пальцы на отшибе
Истории, сквозь щель пустот
Стекает время, Сквозь глаза
Всех ангелов заледенелых.
И хор могучий прозвенел их......
Январь. Собака спит. Гроза.
Дым из трубы. И жар огня.
И стон сквозь смертную истому...
Но чья-то тень бредет по дому
И шепчет: "Вспоминай меня"

***

Под веками ничьими сны ничьи
В том городе, где сумерки, как птичьи
Простые души... Сколько ни кричи
О славе, о победе, о величьи -
Вещественны лишь ужас или страх,
Подобное короткой вспышке Время
И светонадпись на семи ветрах:
 "Спаси, Господь, свое шальное племя"
Узоры неприглядные в окне ,
В краях иных мелькавшие когда-то....
Что делать? На войне как на войне.
Страшнее, если брат пойдет на брата...
В чем сущность этих смут и этих мест,
Где гибнет род за родом голос вещий? -
В том городе -репейнике, где крест
Несом над миром вечной жизнью -вещью,
В том напряженном холоде, где Дух -
Дно Иеговы - нас влечет к истокам...
Здесь тьма, и свет , и зрение, и слух
Сливаются в одно пред высшим оком.
...Мы вздрогнем в пробуждении ночном.
А где-то вспышки слепят. Взрывы рушат.
Идет война. И темень за окном.
Идет война. Спасите наши души.


***

Чем больше лет - тем меньше верных знаний.
Ничтожность власти. Мнимость обладаний.
Но собственность - пространства окоём
Заснеженного, тихого, пустого.
Молчанье.Слово. Призраки былого,
Поросшего репейником - быльём.
Вот комната вокруг. Во тьме кромешной
Сопротивленье смерти столь успешно,
Что говорю и в четырёх стенах.
И тишина ко мне слугою входит,
Порядок не ахти какой наводит,
А вечер за окном дрожит в огнях.
Все вымыслы исчезнут, это точно.
А вместо них останется лишь то, что
Еще способно веять и парить.
Тот, кто к Земле устами приникает,
Чье слово на рассвете проникает
И снова заставляет говорить
Увы, своих Америк не открыл я,
Но все же дал словам и чувствам крылья.
И эти мне опорою, и те.
А в тлеющего праха пораженьи,
В небесных душ зеркальном отраженьи
Живет любовь, как пламя, в красоте.


ПАСТЕРНАКУ

О, знал бы я как всё это бывает ,
И как один - толпой повержен был.
Как это было? Кто нас убивает?
И кто его столь тщательно убил?
Но Бог всё видит и, конечно, знает,
Как заправляет всем бог знает кто,
Как нас за обе щеки уминает
Посредственность унылая в пальто...
О, Святый Боже, хлеб насущный дай нам.
Помилуй нас, молящих Тя с креста...
Злодейство - тайна, но иная тайна:
Не таинство, а склепа чернота
И тьма давным-давно немого мира...
Но прозвенит и в дни грядущих дней
Строфа переведенная Шекспира,
Что колокол средь царствия теней
И будто благовещенье иное -
" Быть иль не быть"... Ответ. Вопрос. Ответ...
И холода сиянье ледяное...
И пересуды - тени прошлых лет...


1

Когда пройдя до половины
Земную жизнь, страна - в разрухе,
Идут,как тать в ночи, личины,
Берут бразды правленья в руки
О, серости, лжецы, кликуши!
Чума на вас! На вас - зараза!
Всё - стены ватные... Все уши
Набиты серой до отказа.
Всё - маньки, встаньки, цацки, танки.
Сто лет - от Вовы и до Вовы -
Вы и чуму-царицу в банки
Спокойно уложить готовы.
Владельцы акций, драг-металла,
Торговцы нефтью и душою,
Подслащенная дрянь достала,
Покрыта гнилью и паршою.
Но песни хлесткие по коже
Хлыстом прошлись, огнем по лицам.
И что-то дрогнуло, похоже,
В грозОвом воздухе столицы
От муравьишек-полицейских,
От батогов и стрел державы
Все ж ускользает дух лицейский,
Средь мишуры и лезвий ржавых.
Средь обесценившихся истин
И в мессиве былых утопий...
Источник жизни всё очистит,
Смывая грязь и смрад холопий
Иная, новая зажглась там
Звезда под сенью небосвода.
И, попранная самовластьем,
Грядет последняя свобода.


2

Гундят бессменные кащеи.
И несть числа под ними стерв.
Свернуть бы бройлерные шеи
Курв-выводков из министерств
Брехни, труда и обороны....
Встал на часах пост мордой вниз.
Паяц,увенчанный короной,
Дает на камеру стриптиз.
Газетных уток жестче плотность.
Разлив кисельных берегов.
Пусть бог отравы упасет нас
От этих барских пирогов.
От слов и заицев фальшивых,
От пряников и суеты...
Но шепчут вечное оливы
За краем неба. С высоты.
И все загладят волны моря,
На нас плывущие из тьмы.
А мы - свободны. Мы - в фаворе.
Но кто же - мы? И где же - мы?


***

На парусах, опущенных ресницами,
Неслись воспоминанья... Неспеша
Пожары догоняли их... И снится мне
Заветный рай. В саду. У шалаша.
И ты стоишь там, разделившись надвое,
На памяти плашкотах золотых.
Но почему опять тоска сильна твоя
И бьёт тебя под горло и под дых?
Припомни мир с прибрежными притонами,
Кафе "ЛондОн" и звездные огни.
Вот веселы. Вот счастливы до стона мы
Из пьющих ртов нездешних, и пьяны
До той поры, покуда с башни времени
Сползает тихо старый циферблат -
Плавучий призрак - док, пред коим в темени
Подъёмных кранов буковки стоят
Белым - белы, слагая Имя Чертово,
Манящее к себе куда-то ввысь,
Чтобы потом низринуть в бездну мертвую
Свою тележку под названьем "Жизнь",
Пока её до дна черпает заполночь
До смысла жизни жадная строка...
До той поры огнём твои глаза полны.
И мы пьяны... Но вот, издалека
Плывёт корабль-буксир. Огни сигнальные -
"Одесса-мама" и нептунов грех.
И нечто распадается сакральное
Для нас с тобой. А может быть, для всех.
Платформа , на которой вместе тонем мы -
То вниз, то вверх - а там - парад планет.
И всё так пусто от Земли и ДОнеба.
И мы - то здесь. А то - нигде нас нет

***

Не зажила рана. И весь, поперек или вдоль
Изрыт я мечтами о горлышках пьяных застолий.
О, если бы ты... На секунду.... Не зажила боль.
Не зажила рана - и подле, не съеден , пуд соли.

Вернись на секунду и пеной морскою пребудь...
Кати мне волну, молчаливая черная бездна.
Зальдевшее скорбью перо, пробуравь себе путь
Сквозь лоно горячее в царствие Божье Небесно....

О, где только я не валялся с тобой на Земле -
Припомни скамью у фонтана и позднее лето.
А ты напевала о Моцарте, о короле -
Та-ри-ра-та-та - что нездешняя звездная флейта...

Я тоже, бывало, горланил - тебе или твой -
До самого горла. В тебя. Та-ра-та. Ти-ли-ти-ли.
Над нами ольха голубая шумела листвой
И голые до наготы, всё мы плыли и плыли.

Кого же винить мне - себя ли, индейку-Судьбу ?
Уже различаю так ясно и Лету, и Прану.
И стих твой глубинный, застывший на огненном лбу,
Вжигается плавленным золотом в новую рану


***

В ушах любимый голос
Звенел: "Не жаль. Не жду."
И сердце раскололось
На горе и беду.
Кричит зловещий кочет -
В его пустом глазу
Немая тетка точит
Костлявую слезу.
Лист прошлого дубовый.
Запутанный клубок -
Вначале было Слово
И был вначале Бог,
И небо темно-сине...
А нынче в горле ком,
В душе торчком пустыня
И ветер - сквозняком.
Устал любимых звать я,
Слова устал вязать.
Офелия и братья -
Мне нечего сказать.
Ночь одевает маску
Разбойничью и - вах -
Срывает с глаз повязку
И бьёт ногою в пах.
Но я лечу все выше,
Прохожих веселя.
И подо мною дышит
Распахнуто земля.

Не пропусти интересные статьи, подпишись!
facebook Кругозор в Facebook   telegram Кругозор в Telegram

ПРОТИВОСТОЯНИЕ

Борьба за мировое лидерство или драка за планетарные ресурсы?
Борьба за мировое лидерство или драка за планетарные ресурсы?

Суть и смысл войны в Украине становятся понятными лишь с осознанием того, что она является эхом глобального кризиса. И что подобное эхо будет звучать в разных уголках Земли всё чаще и чаще…

Сергей Дяченко октябрь 2022

ИСТОРИЯ

«Герр полицай»
 какими были добровольные помощники Гитлера
«Герр полицай» какими были добровольные помощники Гитлера

Для поддержания «нового порядка» на оккупированных территориях у германского командования не хватало своих солдат. И тогда на службу во вспомогательную, а затем и в специальную полицию стали принимать местных коллаборационистов.

Сергей Кутовой октябрь 2022

55 ЛЕТ СО ДНЯ СМЕРТИ ЧЕ ГЕВАРЫ

Последний поход Че (поэма памяти Эрнесто Гевары)
Последний поход Че (поэма памяти Эрнесто Гевары)

Пока моё сердце бьётся,
Покуда тверда рука
Мне выбирать не придётся,
Дорога моя - борьба!

Сергей Дин октябрь 2022

УГОЛОК КОЛЛЕКЦИОНЕРА

Дом балерины
Дом балерины

Что такое коллекционирование
профессия, хобби, болезнь, посыл для побасенок и баек?.. Археолог для поиска информации выезжает в экспедиции на раскопки, охотник отправляется с оружием на охоту, коллекционера может ждать интерес на каждом шагу.

Лазарь Фрейдгейм октябрь 2022

Держись заглавья Кругозор!.. Наум Коржавин

x
Исчерпан лимит

Исчерпан лимит гостевого доступа

Пожалуйста, зарегистрируйтесь, чтобы получить безлимитный доступ к публикациям на сайте.

Регистрация беслатна и конфенденциальна

Регистрация

Уже зарегистрированы? Вход

или

Войдите через Facebook