Я не согласен ни с одним словом, которое вы говорите, но готов умереть за ваше право это говорить... Эвелин Беатрис Холл

независимый интернет-журнал

Держись заглавья Кругозор!.. Наум Коржавин
x
август 2014

Донбасские беженцы: Луганск, бандеровцы, "нами правят жиды" - как и что там на самом деле

БЕСЕДЫ С ЖИВЫМИ И МЕРТВЫМИ

- А чего стоят их вожаки! - восклицает Игорь. - Болотов! Из грязи в князи! Был охранником - стал "народным губернатором" области. Дорвался до власти! В общем, вся гопота повылазила наружу, вся чернота! Свадьба в Малиновке в наихудшем варианте! Я врач, так что знаю, что творится. Клинику в городе открыть невозможно - сепаратисты отожмут! В клинику "Life" пришли ополченцы, стали требовать деньги - дескать, мы ваша "крыша"...
__________________

ОБ АВТОРЕ. Израильский писатель и публицист. Родился в Москве в 1951 г. Выпускник Московского пединститута. Преподавал английский язык: сначала в школе, потом на курсах . Переводил стихи западных классиков, а также современных английских и амер иканских поэтов. Печатался в издательстве "Радуга" , в приложениях к журналу "Огонек", в альманахе "Поэзия", в газете "Московский комсомолец". Руководил воскресной еврейской школой и московским отделением организации "Бней-Акива".  В 1993г. репатриировался  в Израиль. Его рассказы и очерки регулярно публикуются в ведущих израильских печатнных изданиях на русском языке, одесском журнале "Мигдаль-Times", на русскоязычных израильских, американских и европейских  сайтах, а также в русско-американских изданиях. За вклад в развитие еврейской литературы удостоен премии "Олива Иерусалима" в номинации "Страницы и строки". Продолжает работать с детьми, писать книги и очерки. В качестве специального корреспондента "Кр  угозора" готовит очерки из разных регионов мира

Когда-то, в семидесятых, ночью, склонившись над стопкой страниц четвертого - "слепого" - экземпляра самиздата, полученного для прочтения на одну ночь, восхищался я мужеством и бескорыстием великого борца за права человека, Петра Григоренко. Мог ли я тогда мечтать что когда-нибудь буду шагать по проспекту, названному его именем, и не где-нибудь в Мехико, а в освобожденном от коммунистов Киеве?! Прохожу мимо домов-гигантов и меня пьянит сознание того, что я, в отличие от Григоренко, дОжил. "Впрочем, Петр Григорьич, - мысленно говорю я, - не все так радужно. В Москве заправляет бывший сотрудник учреждения, которое ваших друзей гноило в лагерях, а вас сначала упекло в психушку, затем десятилетиями травило и, наконец, вышвырнуло из страны. На востоке Украины его приверженцы в открытую возродили это самое учреждение. Вы боролись за возвращение крымских татар на родину - они эту родину получили, но теперь над ними сновасгущаются тучи, а Мустафа Джамилев, которого вы называли "человеком невероятной воли", вновь не пускают на родину, как некогда вас. Нынешние обитатели Крыма рванули в Россию с криком: "Хотим в Советский Союз!", или, как сказала Валерия Новодворская - помните девочку, разбрасывавшую листовки в Большом театре - она недавно тоже ушла вслед за вами - "Совки хотят в Российскую помойку!"       

   За такими полудиалогическими раздумьями я, поднимаюсь на четвертый этаж, в квартиру, которую снимают приехавшие из Луганска Юра и Лера. В гостях у них их друзья и земляки, Игорь и Наташа, которые тоже нашли себе в Киеве временное прибежище. Две еврейские семьи, сбежавшие от новой власти, спасающей их от бандеровцев. Отмечу, что дело происходит 15 июля. Падение "Боинга" и массированные атаки Луганска со стороны правительственных войск еще впереди.

  - Мне фирма сняла квартиру, - говорит высокий широкоплечий Юрий. - И не только мне - всем сотрудникам. Отправила нас в отпуск. Авось к осени обстановка разрядится.

  - А мы ищем себе жилье, - сообщает худенький черноволосый Игорь. - Пока вот у друзей. Что делать дальше - не знаем.

     Я, как обычно, в кипе и со свисающими кистями цицит. Хожу так по Киеву вообще и по Майдану в частности, днем хожу и ночью. Хоть бы один фашист встретился! Даже обидно!

  - Приезжайте к нам, в Луганск! - сочувственно советует Юрий. - Туда из России пачками едут настоящие нацисты с наколками в виде стилизованной и нестилизованной свастики, с логотипами РНЕ и прочих популярных на Руси организаций. Здесь, в Киеве…

("…в логове фашистской хунты", - мысленно добавляю я)

-… я не видел ничего подобного.

- И что, там чувствуется антисемитизм?

 - А  то! - вступает в беседу Игорь. - В соцсетях постоянно муссируется мысль о том, что во всем виноваты евреи. "Нами правят жиды - Тимошенко, Коломойский, Порошенко, Кернес, Добкин…"  То же самое звучало и на пророссийских митингах.

   - Совершенно верно, - соглашается Юрий. - Вообще, то, что у нас происходит, я бы назвал "революция семнадцатого в уменьшенном размере". Восстание люмпена при широкой поддержки среднего класса.

  - Точно, - поддерживает его Игорь. - Мещанский бунт. На референдуме голосовали за СССР и за большие пенсии.

  - Их пример Крыма поманил, - присоединяется к беседе жена Юрия, миниатюрная Лера. - Вот и побежали голосовать за восстановление Советского Союза. Насмотрелись "России 24" и "LifeNews"…

  - Страшнее всех ОРТ, - добавляет ее муж.

  - Наслушались, как в Украине плохо и как в России хорошо, - заключает Лера.

  - Но на референдум пришло не больше сорока процентов жителей луганщины.

  - А откуда же толпы на телеэкранах? - удивляюсь я.

  - А оттуда, что из ста избирательных участков у нас открыто было два.  

  - Ошибка Майдана была в том, - поясняет Игорь, - что майдановцы не приехали в Луганск. Видите ведь, что в этом регионе против вас народ настроен, так обратитесь к людям, объясните, что на вас клевещут, что про бандеровцев это всё брехня! Увы, ничего из этого не сделали! Вот люмпен и полез.       

    Наташа, жена Игоря - плотная, энергичная, есть в ней что-то одесское - включается в разговор:

    - Я сама слышала, как один в пятнистой форме своей маме по мобильному хвастался: "Пошли, постреляли, заработали по 200-300 гривен. И это плюс к зарплате!" А потом жаловался: "Никакой России мы не нужны! А обещали…"

  - А чего стоят их вожаки! - восклицает Игорь. - Болотов! Из грязи в князи! Был охранником  - стал "народным губернатором" области. Дорвался до власти! В общем, вся гопота повылазила наружу, вся чернота! Свадьба в Малиновке в наихудшем варианте! Я врач, так что знаю, что творится. Клинику в городе открыть невозможно - сепаратисты отожмут! В клинику "Life" пришли ополченцы, стали требовать деньги - дескать, мы ваша "крыша".

  - А у меня друг занимается поставками мороженого в Луганск, - рассказывает Юрий. - На каждом сепаратистском блокпосту - изволь оставить по ящику мороженого. "Когда, говорит, - они уже сдохнут от ангины?"

  - А нашего приятеля, - говорит Игорь, - боевики трое суток держали в подвале, били жестоко, вместо еды  давали только чай. Папе его звонили - "гони 500 миллионов долларов!" Слава Б-гу, обнаружились общие знакомые с Ефремовым…

Я: -Это кто?

Юрий: - Это лидер луганских регионалов. Ну он там поговорил - в общем, парня выкинули из машины на местном кладбище - избитого, но живого.

  Впоследствии я прочел в интернете следующее сообщение: "Исполняющая обязанности председателя Луганской областной государственной администрации Ирина Веригина заявила, что в Луганске по состоянию на 27 июля находится около 300 заложников.

 "Некоторых они захватывают и отпускают, некоторых держат несколько дней, кого-то держат очень долго. Пример тому Владимир Семистяга (украинский историк, - ред.).

Бывает такое, что местные князьки платят деньги ЛНРовцам и заказывают неугодных им людей, доходит до банального сведения счетов. Иногда они назначают цену за пленника, иногда есть вопросы обмена, бывает такое, что боевики занимают позицию "не отпустим и все", без объяснения", - сказала Веригина.

   Но вернемся на проспект Григоренко:

 - А таксисты! - восклицает Лера. - У таксиста отобрать деньги для них - обычное дело. 

- Понимаете, - говорит Наташа, - у нас потеряно ощущение безопасности. И не украинская армия тому виной.

  - Что до украинской армии, - горестно вздыхает Юрий, - увы, зачастую в нее набирают такой же сброд. А уж об уровне боевой подготовки и говорить нечего.

 - Но главная претензия к ней все-таки не в этом, - подает голос Игорь. - Главная причина разочарования - почему они дали сепаратистам уйти из Славянска? Почему предоставили им коридор, почему не уничтожили?!

  - Не понимаю, - говорит Лера, - идет агрессия неприкрытая. Утром у нас под окнами я своими глазами видела колонну танков с российскими флагами...    

   - Да мы тоже видели! - подтверждают Игорь с Наташей.

   - И я видел, - кивает Юрий. 

    - А что делает наша армия? - продолжает Лера. - Топчется на месте! Одно название - АТО!

   - Там идет предательство на уровне генералитета, - говорит Юрий. - Боевики сами проговариваются, что у них есть источники на уровне генералитета. Как и в милиции. Знаете, кто передал бунтовщикам оружие? Генерал Гуславский, начальник МВД в Луганской области, известная сволочь. Ему принадлежат незаконные угольные "копанки" на полях бывшей шахты "Алмазная", там добыча составляет больше 40 тонн угля в сутки.

 - Ну, к оружию, которое передал им Гуславский, - добавляет Игорь, - плюс к нему еще и из Крыма стрелковое оружие и танки…

- А новейшее оружие из России.

   - "Град" - включается Юрий. - Станицу Луганскую - это районный центр - боевики "Градом" обстреливали, а жителям задурили голову, дескать, это с самолета бомбили.

- Да, - говорит Игорь. - Телевидение потом сообщило об авиаобстреле.

  - Но я же общался с людьми, - возмущается Юрий, - самолет там действительно летал, но никто не видел, чтобы из него стреляли.  

   - Да и в самом Луганске, - добавляет Игорь, - Из "градов" поливали. А потом по телевизору показывали и говорили, что это украинцы бомбят.  

  - Я так скажу, - от волнения Юрий даже вскакивает с места. - Эта вшивая Европа задолбала нас своим миром. "Мир! Мир!" Бандитов надо добивать! Это же наемники! Русские наемники! Я сам видел!

   - А чеченцы? - спрашиваю я.

  - Чеченцы, - объясняет Игорь, - были в основном в области. Я видел как приезжали кавказцы. Большая часть их перебралась к Славянску, а оставшиеся погибли на "Металлисте".

  - Юра, - спрашиваю я. - Вот вы говорите: "русские наемники". А как вы их определяете?

  - А вот так! - говорит. - Идет через город колонна - три "Камаза" четыре "Урала". У украинской армии такой техники нет. Битком набиты вояками. Всего человек двести. В двух машинах - кавказцы. Весело так улыбаются. Тент снят, пулеметы расчехлены. Кавказцы палят в воздух.

   - Потом мы видели, - говорит Игорь, - как они возвращались. Трупы складировали фурами…

   - Точно, -подтверждает Юрий. - Вернулись один пустой "Урал" и один разодранный "УАЗик".         

   - А еще я видела, - говорит Наташа, - два танка - сначала стреляют по городу, потом по "Правому сектору". Потом они уезжают, а "Правый сектор" стреляет в ответ, и попадает в мирных жителей.

    Хотя сценарий более чем знакомый по нашим палестинам, я начинаю путаться - какой "Правый сектор"? У них что - свои вооруженные формирования? Или она имеет в виду "нацгвардию", куда сразу как ее начали формировать, "Правый сектор", говорят, ломанулся? Я собираюсь об этом спросить, но ребят, что называется, прорвало. Так, видно, наболело, так необходимо выговориться. И - наперебой:

- Тех, кто против властей, они - в подвалы!

- Они даже официально назвали свои органы охранки - СМЕРШ и КГБ!

- Я в больнице работаю - так они с крыши нашего перетонитного отделения стреляли - как хамасовцы!

- А внутри Луганска все время перестрелки, у этих банд постоянно разборки между собой. Две самых больших - банда Мозгового и банда Болотова…

… Лидер ополченцев, "народный губернатор" - вожак банды? Неплохо.

  - В два часа ночи в разгар коммендантского часа в центре города раздается пальба. Потом голос: "Ты чего? На хрена ж на поражение?" Видим - ополченцы утаскивают в кусты два трупа. А утром сообщают об убийстве, совершенном "Правым сектором".

 -  И этому нет конца!

   Публика понемногу успокаивается. Инициативу вновь берет в свои руки Юрий:

  - Украинцы освободили от боевиков поселок Счастье. Русское телевидение тотчас же стало сообщать о зверствах…

   … Точно! Я помню эту передачу! "В поселке Счастье проходит массовая чистка. Уничтожают мирное население, вырезают женщин и детей, всех подростков от 16 до 50 лет…

  - На самом деле, - продолжает Юрий, - никого не вырезали, не расстреливали, а арестовали несколько пророссийских активистов.

  - Да, - не выдерживаю я. - Я знаю, что врут, но чтобы так врать!

  - Кто смотрит российское телевидение, - говорит Игорь, протирая очки. - становится абсолютно неадекватен. Они постоянно держат людей в напряжении - то в центре города откроют стрельбу, то в детском парке имени Щорса. А потом телевидение сообщает, что это "правосеки". И люди верят - ведь телевидение-то у нас только российское! Все другие каналы отключены!

  - Еду в маршрутке, - говорит Лера. - Сзади беседуют два боевика. Один хвастается , что сегодня в танке сидел, двести гривен заработал, для смеха "стрелял по бабушкам", те разбежались. Второй вдруг начинает звонить домой: "Передай куму - скоро долг отдам!"

- Соседка у нас крутая, - говорит Наташа. - Как эти придурки появляются, так - руки в боки и - "Мальчик! Брось автомат и иди домой!" "Донские казаки! Не надо меня защищать! Идите к своим женам!"

  - Но это ей повезло, на добрых нарывалась, - оборачивается к Наташе ее муж. - У нас можно пострадать и за куда меньшие провинности. Одной девушке руки отбили за то, что несла торт, испеченный на порошенковской фабрике.

  - И самое главное, - вдруг говорит Юрий, - если будете писать об этом, не забудьте: украинская армия старается быть очень аккуратной и не задевать мирное население. Не всегда получается - не хватает профессионализма, но никаких ковровых обстрелов нет и в помине. Есть - провокации сепаратистов.

  - И какие, - вздыхает Лера. - Ставят "Град" между поликлиникой и роддомом. Залп в сторону аэропорта. Затем - залп в сторону поселка "Металлист". А телевизионщики уже наготове. Как из "Града" стреляют - не снимают. Ждут ответного огня. Я видела.

 - Так кто же идет в боевики? - спрашиваю Юру.

 - Вначале, говорит он, - шли бывшие военные, "афганцы", люди с подорванной психикой.

  - Те, кто в жизни не достигли ничего, - добавляет Игорь, - и обвиняют всех вокруг. Я знаю одного - занимался бизнесом. В 2008 прогорел. Виновата Украина. При Путине было бы хорошо.

  - Или идут фанаты, - рассказывает Юрий. - Те, что верят в ЛНР или в "Русский мир".

  -А многие верят?

  - Да нет! - морщится Юрий, а остальные усмехаются. - Ефремова ненавидят 90%. Мнение 90% луганчан - почему Ефремов не сидит? Прозрение идет полным ходом.

   - Ну, а какие перспективы? - спрашиваю.

   - Все это сильно напоминает Первую чеченскую войну, - отвечает Юрий. - Вначале непрофессиональная армия столкнулась с квалифицированнными боевиками. Прошло 3-4 года и она же произвела уже вполне профессиональную зачистку. То, что армия научится воевать - это сто процентов…

  - Хорошо бы только поскорее и не так кроваво, - вздыхает его жена.

  - Лишь бы только Европа не вмешалась, - добавляет Наташа. - Тамошние политики настолько боятся Путина, что могут дать по рукам Украине. А ведь сейчас главное - не останавливаться.

   - Главный вопрос - что будет потом. Беда в том, что в Луганске за 23 года так и не появилась проукраинская политическая элита, - сокрушается Юрий. - .  Все чиновничество взращено Ефремовым. Когда придет наша армия, вылезут или перекрасившиеся птенцы его гнезда или дилетанты, рвущиеся к власти.

  - А народ? - спрашиваю.

  - А народ? Народ в Донбассе тоскует по Совку. Все пропитаны коммунистическим духом. Ведь откуда он взялся этот народ? Сюда съезжался все тот же люмпен и полууголовные элементы. Плюс отставные военные. Я хочу и не хочу возвращаться в Луганск. Понимаю, что, даже если сменят верхушку, чиновничество останется, а значит, ничего не изменится.

    У Игоря звонит мобильный телефон.

  - Алло! Нет, к сожалению, сегодня не могу принять вас, - говорит он. - Я сейчас не в Луганске. Постараюсь в  ближайшее время вернуться. Позвоните дня через два!

  - Вернуться! - мрачно произносит он, отсоединившись от пациента. - Попробуй вернись, когда жэдэвокзал обстреливают, а в районе аэропорта идут бои…

  

- "А в районе аэропорта идут бои…" -  повторяю я, выходя на проспект Григоренко. - Ну и что вы по этому поводу думаете, Петр Григорьевич и Валерия Ильинична? Бои идут и война идет. Мы-то думали, что она закончилась 21 августа 1991 года, когда танки остановились на подступах к Белому дому. А они вовсе не остановились - просто на двадцать три года шаг замедлили. 

___________________
На снимках: Луганские террористы украли столько взрывчатки, что можно взорвать всю область (фото gazetavv.com); "Народный губернатор Луганщины" Валерий Болотов и его окружение (Фото Ирины Козыревой 0642 ua).

Не пропусти интересные статьи, подпишись!
facebook Кругозор в Facebook   telegram Кругозор в Telegram

ПРОТИВОСТОЯНИЕ

Борьба за мировое лидерство или драка за планетарные ресурсы?
Борьба за мировое лидерство или драка за планетарные ресурсы?

Суть и смысл войны в Украине становятся понятными лишь с осознанием того, что она является эхом глобального кризиса. И что подобное эхо будет звучать в разных уголках Земли всё чаще и чаще…

Сергей Дяченко октябрь 2022

ИСТОРИЯ

«Герр полицай» какими были добровольные помощники Гитлера
«Герр полицай» какими были добровольные помощники Гитлера

Для поддержания «нового порядка» на оккупированных территориях у германского командования не хватало своих солдат. И тогда на службу во вспомогательную, а затем и в специальную полицию стали принимать местных коллаборационистов.

Сергей Кутовой октябрь 2022

55 ЛЕТ СО ДНЯ СМЕРТИ ЧЕ ГЕВАРЫ

Последний поход Че (поэма памяти Эрнесто Гевары)
Последний поход Че (поэма памяти Эрнесто Гевары)

Пока моё сердце бьётся,
Покуда тверда рука
Мне выбирать не придётся,
Дорога моя - борьба!

Сергей Дин октябрь 2022

Держись заглавья Кругозор!.. Наум Коржавин

x
Исчерпан лимит

Исчерпан лимит гостевого доступа

Пожалуйста, зарегистрируйтесь, чтобы получить безлимитный доступ к публикациям на сайте.

Регистрация беслатна и конфенденциальна

Регистрация

Уже зарегистрированы? Вход

или

Войдите через Facebook