Я не согласен ни с одним словом, которое вы говорите, но готов умереть за ваше право это говорить... Эвелин Беатрис Холл

независимый интернет-журнал

Держись заглавья Кругозор!.. Наум Коржавин
x
июнь 2012

К БУРЯМ НАДОБЕН ТАЛАНТ

Новые стихи

Если пресная житуха,
К бурям надобен талант.
По волнам бежит старуха
По прозванью Фрези Грант.
Так несбывшимся захватит, замахнувшись на мечту…
В никуда уходит катер…
Наши души на борту!

Расползанье серых капель, синих капель на стекле.
В никуда уходит катер. Звон посуды на столе.
Пена,
Брызги,
Крики чаек,
Море,
Скалы,
Горизонт.
Кто любил - пускай скучает,
Кто не любит - пусть не ждет!
А девятый вал накатит?.. Хоть сто пятый - не беда!
В никуда уходит катер! Вам понятно? В ни-ку-да!                                   
Если пресная житуха,
К бурям надобен талант.
По волнам бежит старуха,
По прозванью Фрези Грант.
Так несбывшимся захватит, замахнувшись на мечту…
В никуда уходит катер…
Наши души на борту!

***

Из прошлого насущному урок  не по программе… Хочется иного…
Адам не любит яблочный пирог и женщину с фамилией Реброва.
Она - так нужно! - хороша собой  и думает:  Вот сволочь, крутит носом!
А хахали к Ребровой прут гурьбой,  и на Адама смотрят крайне косо.
В заветном коллективе "Райский сад",  где у Ребровой соток шесть и дача,          
на ветках чудо-яблоки висят и патефон картавит: Кукарача!
По вечерам пьют легкое вино,  но чаще чай, но это же нормально!
Прогнать Адама надо бы давно, да как-то не выходит, что печально.
Адам твердит ей, мол, душа болит, и ясно видно - что-то его гложет…
Он тайно по ночам звонит Лилит, которой нет и даже быть не может.

***

Жизнь такая смешная…
Гляжу на экран - там кино про дорогу в степи.
Половина дороги - трава и туман,
а другая лишь ветер и пыль.
Как давно я пешком не ходил по степи!

 +

Там троллейбус не ходит, увы…
Отойти б от себя, а еще от толпы, Тель-Авива, Парижа, Москвы…
Убежать от всего, что теперь для меня свет и тень, полутень, полусон…
И ни быт потерять, и ни жизнь поменять, 
Или… нет, - поменять… на часок.
Ярких красок тоска почему-то слепит…
Где я? Что я? И кто тут со мной?
Не тревожьте меня. Я иду по степи - молодой, шебутной и худой.


КРЫСОЛОВ

Руины от зодчества выспренных слов,  
тропинка неправды в беду
и дудка, которую взял Крысолов, чтоб джаз сотворить на ходу.

 +

Измученный город поверил дождю,
когда тот сказал, что придет.
А дождь обманул и остался в долгу у тех, кто теряет, но ждет. 

Играй, Крысолов! Больно долог твой путь,
поскольку наш мир пересох…
Ступай к океану и бойся свернуть в любую из встречных дорог.

Ох, если б поверить, что нам повезло,  
что истинный ты Крысолов,
ведущий несметное серое зло подальше от наших домов.

Одежда шута изорвется в пути,
мелодия станет грустней…
Плевать, Крысолов, ты обязан идти с пророческой дудкой своей.

Твой памятник встанет с великими в ряд,
почет и любовь - на года!
Но ты никогда не вернешься назад! Послушай, дружок, -
Ни-ког-да!

Да, тут тебе больше пристанища нет
и толку, что ноет душа.
Ты станешь легендой, а горше легенд -- лишь правда в одежде бомжа.  


***

Ходит месяц по неделям, спотыкаясь о четверг.
Ходит осень по постелям,  любопытна, даже сверх.

Лампочка у изголовья…
Зажигать не захочу.
Занимаемся любовью,  ты молчишь, и я молчу.

И молчание такое громче, но насущней слов.
Пообщаемся с тобою и уйдем на ловлю снов.

Что поймаем, то и сладко до будильника кружит...
Утром, серым, как селедка, мы пойдем в сырую жизнь.

Скучен солнца взгляд раскосый и деревья, и дома...
И зима - все та же осень!
И все та же осень - март.


***

Огороды. Сады... А заборы редки.
Все свои. Рви, что хошь! И не жалко.
Говорят, что во время разливов реки тут цыганкам гадает русалка.

А река в трех шагах. Ну, не в трех, так в пяти…
И не очень серьезная с виду.
Но не любит подолгу сидеть взаперти и зимою лелеет обиду.

Но случается день, он всегда непростой, и река, устремившись на волю, 
Все скрывает, как скатерть, покрывшая стол, предваряя тем самым застолье.

Не напрасно разлив так манит голытьбу!
На плотах или лодках, рискуя,
приплывают цыганки, чтоб вызнать судьбу и свою, и, конечно, чужую.

Но уходят, уходят разливы воды...
А по осени, так уж бывало, вырастают невиданной силы плоды. 
Для своих...
Но своих больно мало.


***

Голос отталкивается от стен и…  натыкается вновь на стены.
Ох, наверное, оно бессменно, горе, которое насовсем.
И, закладывая виражи в черном пространстве этого ада,
голос:
- Ты любишь меня, скажи!     
И сразу:
- Нет! Не говори! Не надо! 
Как зажигалкою, светом чирк. А-а... Вот она - зажигалка.
И снова темно. А в этой ночи до обледенения жарко.  
От напряженья голос дрожит, весь смесь чистоты и мата.
- Ты меня... (Непечатно). Любишь? Скажи!
- Нет! (Непечатно). Не надо!
Пол с потолком сомкнулись, и вот -- ни голоса нет, ни слуха.
Пол - притяжение и уход. А потолок словно рухнул.
Кто это? Он? Она? Во лжи?
Отчаянье или бравада?
- Ты меня ненавидишь? Скажи!
- Нет! Не говори! Не надо!

***

Пал на землю. Здравствуй, трон-трава,        
Принимай. На все имею право.
Дрессировка прошлого - слова, дрессировка времени - забава.
Написать стихи - побыть шутом,
Зазвенит на шапке колокольчик.
По кому?
Захочется потом веселиться или рожи корчить?

Дрессировка боли - тишина,
Когда сердце бьется гулко-гулко.
А! Пускай! И музыка слышна. Да, Шопен! Но все-таки мазурка.  
Так уж вышло: не до чепухи,
Раз вино сливается с виною…
Дрессировка честности - стихи, только что написанные мною.


НОСТАЛЬГИЯ?

                                             Мише Гогову

На просторах Казахстана с папироскою в руке
невозможно жить по плану, лучше - с планом в табаке.
На троих соображая, хоть и двое нас всего,
после сбора урожая, дегустируем его.
То ли не было работы, то ли дело - ерунда,  
день назначили субботой, хоть "по паспорту" среда.

 +

Кружки, ложки да тарелки, пыль плюс время неудач.
Барабанит дождик мелкий, как завистливый стукач.
Сыро в комнате. Не топят... Это очень старый дом,
но никто и не торопит, чтоб "доказывать трудом". 
Эта жизнь... Ее ругая, вряд ли искренен сполна:
Где-то есть еще другая, но кому она нужна?
Завтра встанем утром рано и помчимся налегке
по просторам Казахстана с папироскою в руке!

***

А все-таки годится у моря жить на свете,
участвовать в Одессе, надеясь, что в игре,   
роняя переулки, стихи бросать на ветер
и в жаркую погоду не думать о жаре.
А Ланжерон с Фонтаном - мои четыре сбоку,
и скоро бабье лето, а значит, ваших нет.
Старухи у подъездов шумят себе:  Нивроку!
Дождь спрятан за надеждой и ждет своих примет.
Гадалки и поэты бормочут про тартары,
они витают в прозе, уйдя от простоты.
Акаций цвет опавший впечатан в тротуары,
как бабочки распяты печальные цветы.

***

За домом прежних ожиданий -- заросший тишиною сад,
И посторонний, то есть, странный
На прошлое наброшен взгляд.

Нет ни вопросов, ни ответов, тут в сером воздухе причин, 
Глаза глядят себе с портретов,
И воздух тает от свечи.

О, странный быт, покрытый пылью. Еще живой? Едва живой?
Где вечер складывает крылья.
И вдруг становится совой.


НА ХОЛМЕ

С вершины, где дыхание твое
Учащается и вечно биты фонари,
Улица свисает, как белье,
И домов-прищепок штуки три.

Нравы не особенно грубы,
И только в брани слышно слово "мать".
Что поделать: аисты скупы
Или не хотят сюда летать.

Тут словно загород. И нет скопленья тел.
Все знакомы. Тем и хороши.
Плюс торопливый неудачный передел
От блаженства до беспамятства души.

Меж домами доски, как мостки.
На стене: "Серега ты - баран!".
Улица свисает до реки,
А река впадает в океан.
                                              
***

Не подведение итогов!
Когда я очень устаю,
Серьезный утренний фотограф переснимает жизнь мою.

Под старым "Зорким" есть тренога…
Фотограф встал не с той ноги!
Я умоляю: - Больше Бога! - А он работу и долги.

- Друзей бы… - я прошу впервые.
- Столь многие водой в горсти…
Но, слава Богу, все живые, и просто разошлись пути.
Фотограф… До чего несносен!
Так ранит слов его беда…
Я говорю, что нынче осень, а он, что это навсегда.
                                            

МОНОЛОГ ПИГМАЛИОНА

Скульптуру я оставил. Поделом…
И перешел на плошки и на блюдца.
Мне не даются девушки с веслом.
И, более того, не отдаются.

Все чаще я скрываюсь от людей.
И не люблю их! Это, безусловно!
Мне приписали много Галатей!
Хотя была лишь Галатея Львовна.                                                   

Мы пили чай, болтали о Леже,
И так спокойно с губ слетали фразы.
А осознал я, что пропал уже,
Когда с ней спал. И так четыре раза…

Потом ушла. Сказала, что в кино,
Стащила всю наличность на дорогу.
Я жду ее. Причем, уже давно…
Наверно, не вернется. Слава Богу!

***

Говорят - похолодает…
Говорят, что будет стыдно,
Минус зимнее безделье и непраздничные дни.
Зеркало с погасшим взглядом… Так что, ничего не видно.
И смотреть туда, что толку?
Зеркала - все врут они!

Ненавязанные строки. И поэтому корявы.
Рацион вестей хороших съеден десять дней назад.
И куда ни повернешься: влево или даже вправо
Ничего не обещают…
Говорят, что виноват...

Я - веселый человечек, нарисованный богами.
Явно что-то означаю.
Докопаться б только: что?
А пока живу на свете и машу себе руками.
И порой рисую буквы.
Три, а иногда и сто.

На прогалинах сомнений,
На обочинах привычек
Я обычно прорастаю, словно маки по пескам.
Но зачем-то, почему-то,
Небо, как детеныш, хнычет…
А я на воле промокаю,
Прислоняясь к облакам.

Не пропусти интересные статьи, подпишись!
facebook Кругозор в Facebook   telegram Кругозор в Telegram

ПРОТИВОСТОЯНИЕ

Борьба за мировое лидерство или драка за планетарные ресурсы?
Борьба за мировое лидерство или драка за планетарные ресурсы?

Суть и смысл войны в Украине становятся понятными лишь с осознанием того, что она является эхом глобального кризиса. И что подобное эхо будет звучать в разных уголках Земли всё чаще и чаще…

Сергей Дяченко октябрь 2022

ИСТОРИЯ

«Герр полицай» какими были добровольные помощники Гитлера
«Герр полицай» какими были добровольные помощники Гитлера

Для поддержания «нового порядка» на оккупированных территориях у германского командования не хватало своих солдат. И тогда на службу во вспомогательную, а затем и в специальную полицию стали принимать местных коллаборационистов.

Сергей Кутовой октябрь 2022

55 ЛЕТ СО ДНЯ СМЕРТИ ЧЕ ГЕВАРЫ

Последний поход Че (поэма памяти Эрнесто Гевары)
Последний поход Че (поэма памяти Эрнесто Гевары)

Пока моё сердце бьётся,
Покуда тверда рука
Мне выбирать не придётся,
Дорога моя - борьба!

Сергей Дин октябрь 2022

Держись заглавья Кругозор!.. Наум Коржавин

x
Исчерпан лимит

Исчерпан лимит гостевого доступа

Пожалуйста, зарегистрируйтесь, чтобы получить безлимитный доступ к публикациям на сайте.

Регистрация беслатна и конфенденциальна

Регистрация

Уже зарегистрированы? Вход

или

Войдите через Facebook